Политика

По следам палача Григоряна: «Мы не армяне, а бакинцы»

«Была тут еще одна проститутка, с которой он жил»

В подмосковный городок Сергиев Посад, эту Мекку русского православия, корреспондента lent.az привело нечто предельно далекое от помыслов о высоком и вечном, а именно желание разыскать печально известного в Азербайджане Эдуарда Григоряна. Которого, между прочим, сами же его соотечественники характеризуют как человека «крайне опасного и подлого». Найти его было бы очень кстати к 29-летию сумгайытской трагедии, в которой Григорян был одной из ключевых фигур. Дело в том, что ровно год назад, в феврале 2016 года в азербайджанских СМИ появилась информация, согласно которой Григорян, в 1991 году переданный Россией Армении «для отбывания тюремного срока» и очень быстро выпущенный на свободу, спустя какое-то время опять отправился в бывшую метрополию, где теперь и живет себе преспокойно в том самом Сергиевом Посаде. Следом в Интернете появились фотографии, на которых Григорян изображен слушающим музыку, жарящим шашлык вместе с близкими.

Уже при встрече на перроне представители местной азербайджанской диаспоры заверяют, что если Григорян живет в Сергиевом Посаде, то они его непременно найдут.

Однако несколько звонков по разным адресам не дали желаемого результата.

 

- Не будем терять надежды. Здесь немало бакинских армян, можно в крайнем случае попробовать разузнать у них.

 

Еще телефонные звонки, и вот наконец-то проблеск надежды:

 

- Есть один бакинский армянин по имени Артуш, скоро будет здесь. Я не сообщил ему о нашем деле, сказал только, что у нас гость из Баку. Они все ведь бредят Баку и тут же собираются, стоит кому-то приехать оттуда.

 

Через недолгое время в кафе, где мы пили чай, вошел Артуш, человек лет 50-55.

 

Поздоровавшись, сразу же стал изливать наболевшее. Причем на чистейшем азербайджанском языке с бакинским акцентом:

 

- Сколько можно по google смотреть! Умираю, хочу сам съездить. Прокляни Аллах тех, кто заварил всю эту кашу. Ты откуда? Я из поселка Кирова.

 

- Из Баладжар.

 

- Да ну! Так мы же земляки. И то и другое Кировский район… Ара, я хочу сказать, что вот какого дьявола мы тут потеряли? Вот я приехал сюда, и что изменилось? Опять постоянно в кругу азербайджанцев, как и прежде. На работе ребята азербайджанцы… Прошло уже почти лет 30, а все не можем здесь освоиться. Пусть не в одиночку, пусть даже под конвоем, хоть на один день пускай отвезут нас в Баку, повидаю свой поселок Кирова, бульвар увижу, «Торговую». Всего на денек. На днях внуку говорю – Артур, ты не знаешь, что такое Баку. А он – нет, дед, Москва город красивый. Откуда знать пацану, что такое быть бакинцем, - он глубоко вздохнул.

 

 Пользуясь возникшей паузой, наш друг спросил:

 

- Артуш, а Григорян в Посаде живет?

 

- Какой еще Григорян?

 

- Ну, Эдуард Григорян, который в сумгаитских событиях, не помнишь?

 

- А, откуда ты вспомнил этого ублюдка?

 

- Говорят, где-то здесь живет.

 

- Я не знаю, ара. Спроси у нашего Гайка.

 

- Ты сам позвонил бы.

 

Артуш набирает номер, но ответа нет. Наконец, ему поступает звонок, и Артуш включает микрофон.

 

- Барев.

 

- Барев, Артур-джан, - на том конце говорят на армянском, но Артуш отвечает по-азербайджански:

 

- Послушай, Гайк, здесь ребята из Баку, поэтому я по-азербайджански говорю.

 

- Привет передай, - тоже по-азербайджански.

 

- Спасибо. Слушай, ты не знаешь такого Эдуарда Григоряна?

 

- Нет.

 

- Ара, я имею в виду того, кто устроил Сумгаит. Он не здесь в Сергиевом Посаде живет?

 

- А-а. А зачем он тебе?

 

- Нужно.

 

- Одно время здесь был. Подожди, сейчас спрошу у одного человека, он точно скажет.

В ожидании звонка Артуш опять принялся изливать душу:

 

- В Интернете смотрю, Баку совсем как Дубай стал. Меня не тянет ни Ереван, ни Москва. Баку совсем другое дело. Мы ведь бакинцы, брат, не ереванцы. А как там в Кировском, парк на месте?

 

- Да, назвали именем карабахского шехида.

 

- Пусть Аллах трижды разразит тех, кто все это устроил, - отвечает с глубоким вздохом. – Пусть покарает их, от души говорю…

 

 

В этот момент раздается звонок:

 

- Артур, говорят, он тут жил, но уже давно куда-то сгинул. Была тут еще одна проститутка, с которой он жил. Теперь его место неизвестно. Еще говорит, он фамилию изменил, теперь Фундукян идет. В общем, в Посаде уже не живет.

 

- Это точно?

 

- Точно, не беспокойся.

 

Уже потом, по возвращении в Баку я узнал, что Григорян живет кочевой жизнью, постоянно меняет место жительства – видно, опасается наказания. Прямой организатор известных беспорядков в Сумгаите, он в то время по обвинениям в участии в массовых беспорядках, убийстве, изнасиловании, разжигании межнациональной розни получил довольно мягкое наказание – 12 лет лишения свободы. Прокуратура СССР сделала все, чтобы сокрыть правду и уберечь преступника от наказания, ведь по советским законам за такой «букет» однозначно полагалась высшая мера – расстрел. После распада СССР Эдуард Григорян был передан Россией Армении, а на исторической родине он, облеченный в тогу этакого безвинно пострадавшего, был очень быстро освобожден. Отправившись вскоре в Россию, Григорян некоторое время жил в Иркутске, потом в Красноярске, а затем перебрался в подмосковный Сергиев Посад. И вот теперь опять перекочевка…

 

- Ара, куда торопишься, погостил бы у нас пару дней.

 

- Надо возвращаться.

 

- Ну да, понятно. Ты загляни как-нибудь в поселок Кирова, там на рынке справа была

обувная мастерская моего отца. Посмотри, если она еще там, то сфотографируй и отправь мне. Прошу тебя, ара…

 

Пауза. С трудом сдерживая рыдания, Артуш произносит:

 

- Там, в Баку не знают, что мы ведь тоже бакинцы, а не армяне. Ты передай им, ара, передай это…

 

Увы, слезами делу не поможешь, тем более если это дело касается большой политики.

 

Москва слезам не верит. И тогда, 29 лет назад, и сегодня.

 
Источник: vesti.az

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Читайте больше интересных новостей