Культура

Величие Фуада Поладова и низость чиновников Минкульта

В минувшую субботу азербайджанская культура (а не чиновники азербайджанской культуры) понесла тяжелую утрату: на 69-м году жизни скончался выдающийся азербайджанский артист Фуад Поладов. В прошлом году врачи диагностировали ему страшный диагноз, прозвучавший изначально как приговор: рак легких. Но до последнего момента мы все почему-то верили, что обязательно случится чудо, и этот талантливый, добрый, обаятельный человек обязательно будет жить еще очень долго. Но нет. Чудес, увы, не бывает, тем более, что и повода для их составляющей не было абсолютно никакого. Фуад Агарагимович лечился на родине, потому что был истинным патриотом своей страны и верил в нашу медицину. Он даже говорил СМИ, о том, что предпочитает лечиться на родине: «Я с первого дня говорил, что я патриот, буду лечиться на родине. Я доверяю своим врачам. Я народный артист, как я могу поехать в другую страну и сказать, мол, в моей стране врачи не могут лечить, их лечение безрезультатно. Я не хочу такого говорить. Естественно, я воспринимаю свою болезнь всерьез. Возможно, если я поеду лечиться заграницу, то будет лучший эффект, но что поделаешь. Будь что будет. Я с первого дня сказал, что буду лечиться только в Азербайджане, а лекарства заказываю из-за границы».

Но все, кто хорошо знал Фуада Агарагимовича, понимали: в сердце говорила горькая обида знаменитого артиста, для лечения которого у богатых Азербайджана просто не нашлось средств.  Достаточно вспомнить фразу Фуада Поладова, что «в Азербайджане нет Министерства культуры, есть только Министерство туризма. И не более».

Стоит отметить, что Фуад Агарагимович был прав, и смотрел словно сквозь время: на похоронах артиста, которого пришли проводить в последний путь коллеги и почитатели его таланта, не был замечен министр культуры Абульфас Гараев. Многие так и не поняли, почему министр культуры Азербайджана столь цинично проигнорировал прощание с любимцем сотен тысяч зрителей Азербайджана, более того, не выразил соболезнования. Хотя ответ напрашивается сам собой: 12 сентября 2003 года Фуад Агарагимович принимал активное участие в митинге оппозиции. Видимо, с этого самого момента его карьера пошла на закат, потому что инакомыслящие в Азербайджане – явление совершенно не приемлемое, несмотря на Конституцию и видимость «свободы слова».

Фуад Агарагимович не боялся говорить правды, кроме того, он обладал редкостным даром: не боялся действовать. Он жертвовал всем, в том числе и собственной безопасностью, карьерой, а несколько лет назад даже пожертвовал ради своего коллеги сценой, на которой проработал очень много лет. Артист заступился за коллегу, раскритиковавшего руководство Аздрамы. И поплатился за это сценой, которую буквально выбили из-под его ног. Естественно, не без согласия и с разрешения министра культуры Абульфаса Гараевава, который даже и не подумал в этот момент о том, что Фуад Агарагимович – великолепный артист, любимец публики, человек принципа (что нельзя сказать о государственных чиновниках, способных только глупо мстить увольнениями и прочими неприятностями всем, кто посмеет критиковать их ошибки).

Сегодня в СМИ прошло сообщение, что один из артистов Аздрамы на субботнем спектакле «Шах Каджар», главную роль в котором долгие годы исполнял Фуад Агарагимович, обратился с предложением почтить память Фуада Поладова минутой молчания, за что получил грандиозный втык от руководства театра. И почему-то никто из прочитавших об этом казусе ни на минуту не усомнился в том, что так все и было на самом деле – даже несмотря на комментарий руководства Аздрамы, которое в свое время выбило из-под ног инакомыслящего Фуада Агарагимовича родную сцену, служению которой он отдал годы жизни, что, дескать, такого не было и быть не могло. Почему-то никто не поверил, что в театре, откуда был уволен Фуад Поладов, руководство позволило почтить память артиста-бунтаря  минутой молчания.

Увы, но факт: представители мира культуры не берут в учет никаких заслуг и достоинств человека, чей искрометный талант был признан народом Азербайджана и далеко за его пределами только за то, что он ПОСМЕЛ ИМЕТЬ СОБСТВЕННОЕ МНЕНИЕ? Тогда нам всем предельно понятно, почему на сцене — в первую очередь, на сцене жизни такое огромное количество бездарностей. И неудивительно, что Фуад Агарагимович предпочел одиночество в конце своей яркой жизни, наполненной смыслом жизни (чего не скажешь о сотрудниках Министерства культуры во главе с А. Гараевым). Потому что Фуаду Поладову было трудно – с каждым годом все больше и больше – жить по принципу «не вижу, не слышу, не говорю». И он, как никто другой,  имел право на свое мнение.

К сожалению, правдолюбцев не любят. Их предпочитают загнобить, лишить всего и сразу, ударить побольнее по самому болезненному и ранимому. Фуада Агарагимовача ударили так, что он поплатился карьерой, а в последствии и жизнью — за свою нетерпимость, за правду, за человеческое участие к тем, кто подобно ему, не хотел молчать.

Напоследок хочется вспомнить поминальную речь  Абульфаса Гараева на похоронах Ильхамы Кулиевой. Министр культуры тогда приравнял ее к шахидам, хотя на самом деле шахидом она никогда не была.

Вечная память вам, дорогой, любимый артист. Пусть Вас не помнят чиновники, но зато Вас всегда будут помнить люди.

Яна Мадатова

Источник: minval.az

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Читайте больше интересных новостей