Экономика

Какие уроки должен извлечь Азербайджан из венесуэльского кризиса?

Экономическая катастрофа в Венесуэле — реальная цена «нефтяного социализма»

Могут ли богатые залежи полезных ископаемых подарить целой стране этакие «ключи от рая»? Ответ, казалось бы, на кончике языка. Ценное сырье всегда найдет покупателя на рынке — это аксиома. Вырученные деньги, конечно же, должны служить народу, каждый представитель которого должен обязательно получить свой «кусок пирога». Прежде всего бедные и малоимущие. Строго говоря, таким ценным сырьем является многое: ценные руды, золото, алмазы, каменный уголь…Но именно нефть, «черное золото», окружено этаким магическим ореолом. И на этом фоне, рассуждая о «нефтяной сказке» стран Персидского Залива, или рассказывая о том, что нефтяная же Норвегия заняла первое место в мире по качеству жизни, не хочется вспоминать ни о войнах в Заливе, которые только ленивый не назвал «войной за нефть», ни о кровавых мятежах в той же нигерийской Биафре, и даже о «мартовской резне» 1918 года в Баку, в основе которой лежала борьба за контроль над «нефтяными полями» Абшерона. Разве что неписаные правила хорошего тона допускают вспомнить, что в Нигерии и Иране доходы от нефти были попросту разворованы в коррупционных схемах.

А теперь вот появился еще один пример, мягко выражаясь, «неудачного нефтяного менеджмента» — Венесуэла.

По сообщениям информагентств, президент Венесуэлы Николас Мадуро на днях объявил, что минимальная зарплата венесуэльцев со второй половины этого месяца составит три миллиона боливаров. До такой же отметки вырастет и размер минимальной пенсии. С учетом средств, выделяемых на приобретение продовольственных товаров, гарантированный доход работающего гражданина увеличится до 5,2 млн боливаров. В конце апреля зарплаты уже поднимали — с 300 тыс. до миллиона боливаров, а общая минимальная сумма выплат каждому трудящемуся вырастала до 2,55 млн. Казалось бы, вот оно, зримое воплощение «социального рая» за счет нефти, но…за один доллар США на черном рынке в Венесуэле в настоящее время предлагают 2,8 млн боливаров. И после всех повышений, индексаций, выплат и т.д. общая сумма не дотягивает и до двух долларов США. В январе на эту сумму можно было купить килограмм говядины. Или 50 яиц. Теперь…

Власти Венесуэлы уже давно прекратили публиковать статистические данные, насколько изменились в стране потребительские цены. Но, по подсчетам специалистов, инфляция в годовом исчислении — 24600%. В среднем каждый житель Венесуэлы потерял 11 кг веса — из-за недоедания. В стране острейший дефицит продуктов первой необходимости, лекарств, промышленных товаров. Денег не хватает даже на то, чтобы печатать за границей собственную валюту. Метро в Каракасе работает бесплатно — кончилась бумага, на которой печатали билеты.

Есть, конечно, государственные магазины, где за «фиксированные» цены можно приобрести товары первой необходимости и минимальный набор продуктов питания, но…на деле многочасовое стояние в очереди может закончиться ничем. К тому же это минимальный набор. Все, что выходит за его рамки, можно приобрести на «черном рынке», но отовариваться здесь большинству венесуэльцев не по карману. Катастрофическая ситуация сложилась в больницах, где отсутствует даже питьевая вода и мыло и часто нет электричества. Нехватка необходимых лекарств доходит до 85%. В результате страна охвачена эпидемией давно забытых, казалось бы, дифтерии и малярии. Наконец, еще одной стороной социальной катастрофы стал пугающий рост преступности. Около 40% венесуэльцев заявили, что были ограблены в минувшем году. В год здесь  убивают в среднем 92 человека на каждые 100 тыс. населения. В результате — массовое бегство из страны. По самым скромным подсчетам, Венесуэлу ежедневно покидает не менее 5 тысяч человек.

И все это происходит в стране, которая занимает первое место в мире (!) по запасам нефти — на ее долю приходится больше 17% общемировых запасов «черного золота». Вторая строчка — у Саудовской Аравии, затем идут Канада, Иран, Ирак и Россия. Азербайджан занимает 20-ю строчку. Вдобавок в Венесуэле есть запасы природного газа, ценных руд, золота, алмазов…Местная земля позволяет снимать по три урожая в год. Пляжи, красивейшие пейзажи — рай для туристов, которые сегодня, впрочем, прочитав про местную катастрофическую преступность, бедность и нестабильность, по понятным причинам обходят страну стороной.

И, в общем-то, уже давно не секрет, как такую богатейшую страну довели до нынешних голодных бунтов. В 1998 году пост президента Венесуэлы занял полковник Уго Чавес, который тут же провозгласил идею «боливарианского социализма». И начал претворять в жизнь красивые лозунги в стиле «объявим войну буржуазии!» (то есть «олигархам») и «пусть нефть служит народу!». Сначала была национализирована нефтяная сфера — нефть должна принадлежать народу! Затем настал черед земельной реформы — на смену прибыльным местным хозяйствам пришло подобие советских колхозов. Под флагом борьбы с «олигархами» и буржуазией была практически уничтожена местная промышленность. Все товары и продукты оказалось легче купить за рубежом, чем производить у себя. И еще оставалось на «помощь бедным» — за счет доходов от нефти финансировались самые пышные социальные программы. Цены на бензин дозировало государство — нефтяная страна! Для бедняков строили каменные дома, где им бесплатно выделяли квартиры, даже с бытовой техникой — пусть дешевой китайской, но это был рай по сравнению с местными трущобами. Цены на нефть рвались в небеса, и казалось, что так будет всегда. Это было легко, эффектно и красиво. Да еще к тому же программы помощи позволяли без труда покупать голоса местной бедноты.

Был, конечно, другой путь — реинвестировать баснословные доходы от нефти. Вкладывать их в другие сектора экономики, открывать новые рабочие места, строить школы, больницы, городскую инфраструктуру, наконец, создавать финансовую «подушку безопасности». Но… оздание «подушки безопасности», развитие  ненефтяного сектора, реальные программы по борьбе с бедностью, создание новых рабочих мест — все это требовало усилий и времени. И еще не обещало быстрого и шумного эффекта. Все это, в общем-то, с самого начала было понятно экономистам, и не только экономистам. Но…их за трескотней псевдосоциальной демагогии просто не слышали. Точнее, не хотели слышать.  Куда проще было действовать по наработанной схеме: продадим нефть и купим остальное. От китайских стиральных машин до голосов на выборах.

Только вот никому не приходило в голову, что социальная помощь — это не инвестиции. Что эти деньги уходят, как вода в песок. И самое главное, что цены на нефть могут корректироваться не только вверх, но и вниз.

Но затем…нефтяная идиллия закончилась. Цены на нефть достигли пика и обрушились вниз. А вместе с ними рухнула и экономика Венесуэлы, которая просто не выдержала груза социальных программ.

И даже когда «нефтяной пузырь» лопнул, власть в лице сначала Уго Чавеса, затем, после его смерти, Николаса Мадуро еще пыталась удержать ситуацию. В магазинах вводились «фиксированные цены», что приводило к длинным очередям и пустым прилавкам.

Устраивали «борьбу со спекулянтами», которые продавали товар за реальные деньги. Функцию «распределения дефицита» передали армии, чтобы купить ее лояльность. Для усмирения акций протеста власти Венесуэлы вошли в союз с местным криминалом. Но остановить распад не удавалось. Начали останавливаться даже местные предприятия, работавшие на импортном сырье. Боливар на сегодня — самая «обесцененная» валюта в мире. Успех биткоина подтолкнул Мадуро к созданию собственной криптовалюты — PETRO, «привязанной» к цене на нефть, но она, что было вполне предсказуемо, не вызвала интереса у инвесторов. Популярность «чавистов» и его сторонников катастрофически падает. Это не помешало Мадуро «нарисовать» себе победу на состоявшихся в мае президентских выборах, только вот социальное, экономическое и политическое положение в стране продолжает ухудшаться. Дошло до того, что Венесуэла из-за падения добычи нефти срывает обязательства по ее поставкам. И находится в шаге от дефолта.

И вот на этом фоне нынешняя сумма венесуэльской минимальной пенсии и зарплаты — 1 доллар 85 центов в месяц — превращается в наглядный урок для многих «нефтяных» стран, в том числе и Азербайджана. Потому как показывает реальную цену красивых и эффектных лозунгов в стиле «пусть нефтяные деньги служат народу» или «в первую очередь надо помочь бедным!», которые, быть может, вначале и позволяют собрать все что угодно, от лайков в соцсетях до голосов на выборах, но при практическом применении всегда заканчиваются социальной катастрофой.

Источник: minval.az

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Читайте больше интересных новостей