Происшествия

Теракт в токийском метро: следы ведут в Армению

Кто помог секте «Аум Синрике» обосноваться в России?

Допустимость смертной казни — вопрос, который по сей день остается предметом острых дискуссий. В странах ЕС ее отменили. В одних штатах США она существует, в других — нет. А вот в Японии в 2010 году мораторий на смертную казнь истек. И 6 июля здесь был повешен основатель религиозной секты «Аум Синрикё» Сёко Асахара и несколько его приближенных— Киёхидэ Хаякава, который выполнял в секте роль военного министра, а также Томомаса Накагава и Ёсихиро Иноуэ. Такое наказание японская Фемида вынесла основателю секты и его последователям за крупнейший в истории Японии террористический акт — «зариновую атаку» в токийском метро.

Здесь, пожалуй, нужно небольшое отступление. Этой осенью мир отметит примечательный юбилей. 170 лет назад, 4 ноября 1848 года, в Лондоне появилась первая в мире линия подземной железной дороги, тогда еще на конной тяге — прообраз будущего метро. Паровозы к этому моменту уже существовали, но вот применять их под землей было не очень удобно.

Новшество быстро завоевывало популярность. Первая «подземка» в Нью-Йорке появилась еще в 1872 году. Через три года, в 1875 году, открылось первое метро в Стамбуле. В начале ХХ века подземной городской железной дорогой обзавелись  в Берлине и Париже. В Брюсселе есть не только метро, но и подземный городской трамвай. Городу-миллионнику, с напряженным транспортным движением, уверены специалисты, без метро не обойтись.

Но уже очень скоро стало понятно: городская «подземка» — это не только быстрый и безопасный способ добраться из точки А в точку Б, невзирая на погоду и пробки, известный бич мегаполисов. Это еще и идеальная мишень для теракта. Скученность, поглощенные своими мыслями пассажиры, которые вряд ли обратят внимание на оставленную кем-то сумку или подозрительный сверток в урне.

Первые взрывы в метро Лондона прогремели еще в конце XIX века. Первые теракты в метро на постсоветском пространстве пришлись на январь 1977 года, когда группа армянских террористов во главе со Степаном Затикяном устроила серию «акций» в Москве, в том числе и взрыв на перегоне метро между станциями «Измайловская» и «Первомайская». Результат — 7 убитых, более 40 раненых.

А в 1994 году взрывы прогремели уже в бакинском метро — их устроили боевики «Садвала», прошедшие подготовку в Армении под руководством офицеров ее спецслужб. 19 марта 1994 года накануне всеми любимого праздника Новруз байрамы от взрыва поезда на станции «20 января» 14 человек погибли, 49 человек получили увечья различной степени тяжести. Следующий теракт произошел 3 июля 1994 года на перегоне между станциями «28 мая» и «Гянджлик». Тогда погибли 13, были ранены 42 человека. Тогда же в  Баку был арестован и житель городка Тильзитта под Калининградом Хатковский, который тоже был завербован армянскими спецслужбами и заброшен в Азербайджан с заданием устраивать взрывы на транспорте, в том числе в метро.

Трагедия в токийском метро произошла через год после бакинских терактов — 29 марта 1995 года. Здесь последователи Сёко Асахара распылили нервно-паралитический газ зарин. Адепты «Аум Синрикё» заранее заготовили пакеты с зарином, обернули их в газеты и…проткнули эти пакеты зонтиками в пяти разных точках токийской «подземки» с ее рекордной скученностью. В результате погибли 13 человек, пострадали не менее 6 тысяч Многих спасло то, что последователи Асахара напутали с концентрацией зарина: окажись пропорции другими — и счет жертв пошел бы на тысячи.

Но вот в чем дело. «Аум Синрике» возникла еще в восьмидесятые годы. Она активно набирала адептов в Японии. А еще…в России.

Официальная история «Аум Синрикё» в России началась в марте 1992 года, когда аж в Кремлевском Дворце съездов (!) прошли лекции Сёко Асахары в сопровождении «астральной» музыки и образовательных фильмов. Одновременно глава «Аум Синрике» получил беспрецедентный доступ к СМИ — его регулярные передачи выходили в самый прайм-тайм на радио «Маяк» и по телеканалу «2х2».

А была еще тайная сторона деятельности. Как сквозь зубы признавало РИА «Новости», руководство секты в Японии представляло собой правительство с соответствующим разделением функций. Потом неназванный источник, знакомый с ходом российского следствия, признавал: «Министр строительства «Аум Синрикё», а фактически — серый кардинал и премьер Киёхидэ Хаякава, приговоренный японским судом к смертной казни, за три года с 1992 по 1995 успел посетить Россию 21 раз. Основной интерес министра заключался в военной области». Именно в России для активистов секты были организованы тренировочные стрельбы на полигоне одной из подмосковных дивизий. Под Москвой японцы проходили краткий обучающий курс управления танком.

А в 1997 году  грянула следующая сенсация. Как рассказывал еще в 1997 году «Коммерсантъ», на судебных слушаниях по делу «Аум синрике» «шеф разведки» секты Йосихиро Инуе заявил, что технологию изготовления отравляющего газа зарина, примененного членами секты в токийском метро в марте 1995 года, продал им бывший секретарь Совета безопасности и первый вице-премьер правительства России Олег Лобов.  Впрочем, еще раньше на суде по делу секты «Аум синрике» имя Олега Лобова назвал врач Икуо Хаяси. Он сообщил, что документация по производству зарина была куплена в 1993 году, то есть за г два года до атаки в метро, унесшей жизни 12 человек. По его словам, члены секты заплатили Олегу Лобову за технологию изготовления зарина около 10 млн иен ($79 тыс.). Его показания подтвердил «шеф разведки» секты Йосихиро Инуе, признавшийся, что газ невозможно было бы изготовить без помощи Лобова.

А теперь напомним: как рассказывала газета «Совершенно секретно», Олег Лобов в 1991 году возглавил «Российско-Японский университет» — РЯУ, малопонятную структуру, которая по идее должна была заниматься привлечением японских инвестиций и технологий в российскую экономику. Инвесторы, впрочем, на рынок не торопились. Зато сюда явился Асахара, который резво внес аж 5 миллионов «пожертвований» в РЯУ — и получил ключи от рая. Точнее, от высоких кабинетов.

Вряд ли, конечно, Олег Лобов был настолько наивен, что ну совсем не понимал разницы между серьезными инвесторами и шарлатаном-сектантом вроде Сёко Асахара. Пятимиллионные пожертвования в РЯУ, конечно, дают пищу для размышлений. Но вопрос в другом: глава «Аум Синрике» даже теоретически не стал бы «прощупать почву» в РЯУ, если бы не «нащупал ниточки», ведущие к Олегу Лобову.

Глава РЯУ, впрочем, никогда не был на дипломатической службе, не входил в число ведущих исследователей-японистов. Инженер-строитель по образованию, он был близким другом Бориса Ельцина, не без его протекции сделал карьеру в партийно-хозяйственных органах…

А в этой карьере был примечательный эпизод. В 1989 году Олег Иванович Лобов занимает пост второго секретаря ЦК КП Армянской ССР.

Напомним: в годы существования СССР «вторые секретари» фактически играли роль таки «генерал-губернаторов». Эту должность всегда занимали «лица славянской национальности», причем обязательно присланные из Москвы, а не происходившие из местных славян. Полномочий у вторых секретарей было в некоторых республиках едва ли не больше, чем у первых.

А Армения была непростой республикой. Сегодня уже накопилось предостаточно сведений, что КГБ СССР активно «контактировал» с миром международного терроризма именно через КГБ Армении и армянские же террористические группировки типа той же АСАЛА — с тем, чтобы в случае форс-мажора списать все на взыгравшие у ереванцев национальные чувства.

Известно и другое. Многие армянские террористы начинали свою «карьеру» в палестинских группировках. И даже создав собственные организации, продолжали активно сотрудничать с Организацией Освобождения Палестины во главе с Ясиром Арафатом.

И точно так же с ООП сотрудничала радикальная группировка, появившаяся в Японии н рубеже шестидесятых-семидесятых годов ХХ века — так называемая «Японская Красная Армия». Уже в 1970 году ее боевикам удалось угнать в Северную Корею самолет, причем исключительно при помощи пронесенного на борт холодного оружия. Позже, после серии провалов в Японии, ЯКА перебазировалась на Ближний Восток. Самый громкий террористический акт «Японской Красной Армии» состоялся в мае 1972 года: трое вооруженных автоматами и гранатами боевиков открыли огонь по пассажирам в аэропорту Лод в Израиле. Погибло 26 человек, в том числе 16 пуэрториканцев-паломников. Палестинские группировки, требуя освобождения своих «товарищей по оружию», включали в них и боевиков «Японской Красной Армии». А ее след в истории международного терроризма настолько глубок, что через несколько часов после атаки террористов на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке ливанская телекомпания «Аль-Манар», связанная с «Хезболлах», сообщила, что теракт на себя взяла «Японская Красная Армия». О которрой сторонние наблюдатели уже успели забыть.

Наконец, в разгар афганской войны испанская «Эль Мундо» опубликовала статью своего лучшего военного корреспондента Хулио Фуэнтеса, находившегося в Афганистане: «На каменном полу одного из помещений базы Фарм Хада я нашел тщательно изготовленные стеклянные ампулы. Эта база принадлежала организации «Аль-Гаэда» и была расположена в 20 километрах к югу от Джелалабада. Фарм Хада была крупнейшим центром подготовки международных террористов на территории Афганистана. Найденные ампулы были примерно 7 сантиметров длиной. Внутри них находилась почти прозрачная жидкость слабого желтоватого оттенка. Поначалу я не понял, что именно оказалось у меня в руках. Но когда я разобрал надпись на ящичке с этими ампулами, сделанную кириллицей, то весь затрясся. На картонной коробке было написано по-русски: «Зарин/V-газ».» Подчеркнем: на базе «Аль-Гаэды» было обнаружено произведенное в России химическое оружие, тот самый зарин, который применялся для атаки в токийском метро. А в тот же день, когда эта статья была опубликована в «Эль Мундо», Фуэнтес и его спутники были похищены, а затем убиты «неизвестными боевиками». В афганской неразберихе это преступление даже не пытались расследовать.

И вот тут уже не получится «с порога» отметать предположения о существовании зловеще «цепочки», протянувшейся от тогдашних властей Армении сначала к армянским террористам, от них — к ближневосточным арабским группировкам, затем — к «Японской Красной Армии», а уже от нее через действующие в Японии и поныне сомнительные  организации — к секте «АУМ Синрике». В деятельности которой «армянский след» уж точно заслуживает не меньшего внимания правоохранительных органов, чем российский. Тем более что Армения  и потом не раз выступит в роли этакого «черного супермаркета» оружия.

Нурани, политический обозреватель

Источник: haqqin.az

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Читайте больше интересных новостей