Культура

Александр Шаровский: «Если человек хочет «обнаженки», пусть идет в стриптиз клуб, а не в театр...»

Недавно Президент Азербайджана Ильхам Алиев провел встречу с представителями культуры и искусства, каждый из которых получил возможность поговорить о проблемах, существующих в его сфере, и адресовать высшему руководству страны просьбу.

Одним из присутствовавших на встрече был главный режиссер Азербайджанского государственного русского драматического театра Александр Шаровский. В беседе с Президентом народный артист попросил повысить статус театра до академического, и для этого со стороны правительства были приняты все необходимые меры.

1news.az пообщался с А.Шаровским и узнал, какие изменения это за собой влечет, а также расспросил про молодое поколение артистов и порядки, царящие в театре.

 

Во-первых, хотела бы Вас поздравить. В своих интервью Вы говорили, что повышение статуса театра приведет к увеличению зарплаты работников и более широким возможностям делать качественные постановки. Можете рассказать об этом подробнее?

- Когда статус театра поднимается до академического, зарплата сотрудников автоматически повышается на 100%. Также Президент выделил более миллиона манатов – сумму, которая была разделена между пятью азербайджанскими театрами. Каждому театру досталось по 200 тысяч. Очень вдохновляет и стимулирует, что государство осуществляет такие значительные финансовые вливания в нашу сферу. Это приличные деньги, которые мы планируем потратить на техническое переоснащение и закупку новой аппаратуры. Так что работникам станет гораздо легче в материальном плане, а театр получит возможность поднять уровень своих спектаклей.

- А еще в беседе с Президентом Вы упомянули, что последний раз театр капитально ремонтировался 10 лет назад. Ожидается ли в ближайшее время новый ремонт?

- Помню этот день – 26 мая 2008 года, когда господин Президент вместе с первой леди пришел в театр, который с их помощью был полностью отремонтирован, открыл его двери для публики и вручил мне орден «Шохрат». На встрече с представителями культуры он спросил у меня: «Неужели прошло уже столько лет? Нуждается ли театр снова в ремонте?» Конечно, он понимает, что театр за 10 лет износился, но я не стал жаловаться. По итогам встречи, как я уже отметил, Президент выделил значительные деньги, которые по необходимости будут расходоваться и на ремонт.

- У театра есть какие-то проблемы, которые Вас беспокоят?

- У всех театров мира одни и те же проблемы – найти хорошее произведение, качественно его поставить и произвести впечатление на публику. Чтобы люди покупали билеты, и чтобы в зале был аншлаг. Это главные задачи театра. Президент создал все необходимые условия для того, чтобы мы могли их выполнять. Все остальное – в наших руках.

- И как удается справляться с этими задачами? Насколько Вы довольны посещаемостью театра?

- Мы делаем 6-7, а иногда и больше премьер в год, чтобы вокруг театра постоянно был ажиотаж. У нас очень сильное старшее поколение в труппе, много молодежи, которая у них учится, а еще к нам приезжают гастролеры, и мы имеем возможность обмениваться опытом. Наши актеры, в свою очередь, тоже много ездят, особенно по России. Поэтому, в целом, творческим состоянием театра я доволен. Конечно, надо всегда стремиться к лучшему. Такова природа искусства, в котором нет предела совершенству.

- А насколько сегодня высок интерес молодежи к работе в театре?

- В последние годы был значительный перекос – учитывая, что мальчикам надо создавать семью, содержать жену и детей, к театральной славе больше тянулись девочки. Сейчас, после появления замечательного стимула в качестве повышения зарплат, у нас будет уравнение в этом плане, и мальчиков станет достаточно много. В театре обязательно должна быть молодежь, без нее он потеряет поступательность движения. Мы стареем, поэтому нужны новые силы.

- А если у человека нет актерского образования, но он ощущает в себе талант, он может прийти к Вам с улицы и попросить его проверить?

- В принципе, это не возбраняется. Многие, в том числе и я, начинали свою деятельность в театре потому, что в них увидели талант. Что же касается образования, оно имеет второстепенное значение для артиста. На лекциях по театральной теории человек не растет, просто собирает знания. А настоящее мастерство может проявиться лишь на сцене.

- То есть, двери театра открыты для всех желающих?

- Нет, наши двери очень плотно закрыты. К нам может проникнуть лишь тот, в котором я увижу дар. А я это вижу сразу – спустя две минуты после того, как человек приходит сюда и начинает читать стих. В 99 процентах случаев я прерываю его и говорю «до свидания». И только 1 процент людей, которых Бог одарил, остаются здесь. Это очень редкий дар – дар лицедейства и актерского мастерства, и многие наивно полагают, что если они в детстве выступали в каком-то театральном кружке, то они могут выступать и на нашей сцене. Насколько трудно найти алмаз, настолько же трудно найти человека, одаренного в актерском деле.

- А в чем заключаются основные отличия актеров нынешнего поколения от того поколения, которое работало в театре, когда Вы только начинали? Какие у них сейчас амбиции и ожидания от театральной сферы?

- Никто не знает, когда появился первый театр на Земле, но и тогда, и сейчас амбиции были одни – это стремление к славе. Любым видом искусства человек занимается ради славы. Но дорога к ней усыпана не розами, он должен будет пройти через тернии и расплатиться за славу своим потом, кровью и слезами.

Если ты выходишь на сцену и затрагиваешь душу зрителей с помощью своей игры, значит, работа выполнена хорошо. Если они остаются равнодушными, ты не можешь считаться стоящим артистом. То есть, причины, во имя которых живет артист, не меняются веками и тысячелетиями, просто сейчас, с развитием научно-технического прогресса и появлением телевидения, актеры получили больше возможностей проявить себя и заработать деньги. Это, конечно, привело к тому, что они тратят меньше усилий непосредственно на служение театру.

- В одном из интервью Вы упомянули, что Вас в театр привела любовь. Вы хотели покорить пианистку, которая работала в ТЮЗе и пошли туда устраиваться актером. Если бы не эта история, задумывались ли Вы о том, как сложилась бы Ваша судьба?

- Как известно, история не имеет сослагательного наклонения. Моя судьба сложилась так, как сложилась. Уже много лет я всецело посвящаю себя актерскому ремеслу и режиссуре, и не вижу себя в каких-нибудь других сферах. Это моя жизнь, которая меня полностью удовлетворяет.

- Одной из Ваших последних работ был спектакль «Уйди из моих снов», снятый по мотивам произведения Анара «Шестой этаж пятиэтажного дома». Помню, после премьеры я наткнулась на репортаж, опубликованный на одном из местных сайтов, в котором журналист выразил весьма радикальное мнение, с которым я, честно говоря, не согласна, потому что от него разит шовинизмом. Журналист акцентировал внимание на том, что Вы, будучи режиссером, сделали неправильный выбор, отдав роль Тахмины русской девушке, которой чужды проблемы азербайджанского менталитета, и, как следствие, она не смогла их глубоко прочувствовать и передать. Как Вы можете это прокомментировать?

- Как сказал один из великих поэтов: «Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай глупца». Скажите, когда на сцене азербайджанского театра ставят, к примеру, «Гамлета» по мотивам Шекспира, азербайджанка не имеет права играть Офелию только потому, что она не англичанка? Это полнейшая глупость, и журналист, который выразил такое мнение, вообще не понимает, что он пишет.

Актер не имеет ни нации, ни вероисповедания, он должен уметь играть абсолютно любые роли. История Тахмины и Заура – это история любви, которая могла произойти в любой стране мира, и она никак не привязана исключительно к Азербайджану. Везде родители вмешиваются в жизнь своих детей. В любой нации мать ревнует своего сына. Это проблемы мирового уровня, и у человека, который написал этот репортаж, очень низкий уровень знаний в журналистике.

- Александр Яковлевич, в прошлом году Милли Меджлис выдвинул предложение ввести запрет на использование табачных изделий на сцене театра и в кино. Многие деятели культуры выступили с протестом и, насколько я знаю, данный закон не вступил в силу. Вы поддерживали предложение наших депутатов или тоже были против?

- По большому счету мне было все равно. Если согласно роли актер должен закурить, а на использование сигарет наложен запрет, он может изображать курение жестами, с помощью электронной сигареты и даже с помощью карандаша. Если сделать это умело, зритель все равно поверит. Нельзя пропагандировать курение. Дело даже не в запрете, а в личной ответственности режиссера.

Когда появился герой Джеймс Бонд, пацанов сразу заразила его манера курить. И они начинали ему подражать. Так что созданный образ, особенно если он вызывает симпатию, может существенно повлиять на формирование привычек подрастающего поколения. Можно играть Джеймса Бонда, опуская момент курения. Главное, что он храбрый, отважный и любящий свою родину, а курит он или нет – не определяет его личности.

- То есть, Вы нормально относитесь к ограничениям в искусстве.

- Если эти ограничения ведут к оздоровлению нации, то, безусловно, да.

- Недавно в Дагестан на гастроли приехал российский театр, который показал зрителям эротическую сцену. Многие местные жители этим не на шутку возмутились. А как Вы относитесь к подобным сценам? Какова в этом смысле политика театра?

- Это вопрос, который всегда вызывал споры. Однажды к нам тоже приехал российский театр со спектаклем, в котором первые 10 минут на сцене должна была сидеть обнаженная по пояс актриса, позирующая художнику. Я порекомендовал режиссеру повернуть ее спиной к залу. Не потому, что я ханжа. А потому, что я родился и вырос в Баку, где имеются свои традиции.

Кстати говоря, как ни странно, на сцене обнаженная женщина не вызывает абсолютно никакого интереса. Великий режиссер Мейерхольд говорил на эту тему: «Надо уметь показывать чуть-чуть». В «Ревизоре» есть сцена, когда мать с дочерью узнают, что ревизор – это молодой человек, и прячутся в шкафу. Далее зритель видит плечико, затем немного ножки, и в этом было гораздо больше эротики, чем если бы они разделись догола.

В Бразилии есть театр, в котором к концу спектакля актеры раздеваются и выходят в зал, женщины садятся на колени к мужчинам и затем отдаются им. Также во всем мире есть стриптиз. Если человек хочет увидеть обнаженное женское тело, пускай идет в стриптиз-клуб, положит деньги в трусики и лифчик танцовщицы, и она для него разденется. На сцене театра это никакого удовольствия публике не доставит. Тем более, если человек пришел с женой или дочерью, он будет испытывать стеснение и неловкость. Надо уважать традиции и понятия страны, в которой ты живешь. А если согласно сюжету мне нужно будет показать на сцене самую развязную оргию, я сделаю это такими путями, что в зале все будут кричать от восторга, и при этом в постановке не будет никакой пошлости.

Также я не люблю, когда на сцене ругаются матом. В России и во всем остальном мире во время спектаклей уже давно можно услышать уличную брань, начиная от «б» и заканчивая «х». Сейчас это в моде, но я не хочу ей следовать. Пока я здесь руковожу процессом, мой театр будет обходиться без мата. Потому что я не вижу в этом творческих достижений.

- Мне кажется, что для любого режиссера ограничения, какие бы они ни были, всегда затрудняют процесс реализации своей задумки. Но с другой стороны, если отталкиваться именно от Русского драматического театра, когда я прихожу на спектакли, замечаю, что подавляющее большинство зрителей – это старшее поколение. Молодые тоже есть, но их значительно меньше. И, конечно, будет неуместно, если перед взрослыми людьми начнут маячить обнаженные и матерящиеся актеры. Подобный формат подойдет, скорее, для альтернативных современных театров. Поэтому я Вас понимаю. Кстати говоря, в следующем году театр будет отмечать столетие. В связи с этим Вы готовите специальную программу?

- Конечно, мы посвятим этому событию какой-то вечер, но готовиться пока не начинали. Я думаю, что смысл подобных юбилеев в первую очередь заключается в гостях. Работу свою театр показывает на протяжении долгих лет своей деятельности, а в день юбилея он должен отдыхать. Работники театра скажут публике несколько теплых приветственных слов, а затем предоставят возможность высказаться гостям – артистам, режиссерам и общественным деятелям. Думаю, формат празднования будет примерно таким.

- Благодарю за беседу!

Источник: 1news.az

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Читайте больше интересных новостей