Александр Коваленко: С военной точки зрения операция по деоккупации Карабаха была проведена на отлично

Интервью Caliber.Az с ведущим специалистом Украинского института исследований безопасности, военным и политическим комментатором Александром Коваленко.

— Вы являетесь одним из инициаторов создания на официальной интернет-странице президента Украины петиции о применении санкций против Армении и Беларуси, которые на 76-й Генассамблее ООН проголосовали против территориальной целостности вашей страны. Насколько, на ваш взгляд, реально внедрение механизма санкций против Армении и Беларуси со стороны Украины?

— Отмечу, что в этой петиции речь идет не только об Армении и Беларуси, в этом списке есть и другие страны, которые с 2014 года регулярно поддерживали Россию в рамках голосований по вопросам, связанным с ее агрессией против Украины. Но именно Армения и Беларусь, в отличие от прочих, имеют наибольшую экономическую пользу от двусторонних отношений с Украиной, что, на мой взгляд, возмутительно.

Петиция была подана на этой неделе и сбор подписей продлится 90 дней, а потому, на мой взгляд, пока рано говорить о том, как пройдет этот процесс. Если нужное количество подписей — 25 000, будет собрано, то петиция будет рассматриваться президентом Украины Владимиром Зеленским и уже тогда от него будет зависеть результат.

Я же считаю, что даже если петиция не ляжет на стол главы государства, сам факт привлечения внимания к данной проблематике двусторонних отношений Украины и Беларуси, Украины и Армении уже важен.

— Скоро наступит годовщина начала 44-дневной войны, в ходе которой Азербайджан разгромил армянскую армию и освободил свои территории. Как вы оцениваете итоги этой войны?

— С военной точки зрения операция по деоккупации территории Карабаха была проведена на отлично. И, фактически, после освобождения города Шуша казалось, что 100% освобождение территорий предрешено, но обстоятельства сложились иначе.

В целом, данная война показала, насколько эффективно можно использовать потенциал БПЛА, тяжелых передовых сил, артиллерии и небольших групп в сложных географических и погодных условиях, тем более в регионе с преимуществом на стороне обороняющейся стороны. Ведь прекрасно известно, что армянские незаконные военные формирования за время оккупации Карабаха не развивали этот регион экономически и инфраструктурно, а планомерно превращали в неприступный укрепрайон. Тем не менее это им не помогло.

— Что вы думаете о роли России в сложившейся поствоенной ситуации?

— Россия исторически всегда была на стороне Армении, а потому говорить о ее некой независимой позиции в нынешней ситуации не приходится. Фактически, так называемые миротворческие силы выполняют в Карабахе те же функции, что они выполняют уже не первое десятилетие в Приднестровье, или те, которые они выполняли после того, как совершенно без спроса явились в Косово, в Приштину и так далее.

До тех пор, пока российский миротворческий контингент будет присутствовать в Карабахе, говорить о безопасности региона будет неправильным.

— Как вы полагаете, насколько реально заключение мира между Азербайджаном и Арменией в ближайшей перспективе?

— Мир и сейчас заключен, но является ли он таковым? Исключительно в рамках дипломатических формулировок и не более.

Очевидно, что в самой Армении среди общества кардинально поменялись настроения, которые смело можно назвать антивоенными, но в политической среде ситуация несколько иная, особенно с учетом очевидного лобби войны. Причем в это лобби входят не только сами представители армянского политикума, придерживающиеся идей реваншизма, но и их российские кураторы.

До тех пор, пока такие настроения не будут нивелированы в самой Армении, а также данный вектор давления на Южном Кавказе станет невыгоден Москве, говорить о полноценном мире между Азербайджаном и Арменией будет бессмысленно.

— Как вы оцениваете фактор усиления Турции на Южном Кавказе после 44-дневной войны?

— Очевидно, что Турция сейчас в регионе играет более важную и значимую роль, чем десять, пять и даже пару лет назад. И это не просто экономическая, политическая и культурная роль. По сути, «Шушинская декларация» стала переломным моментом в изменении баланса сил в регионе в военном аспекте и была вполне закономерным явлением после 44-дневной войны.

Очевидно, что Турция на протяжении последних лет планомерно интегрировалась в геополитический расклад на уровне равного игрока. Наиболее явной интеграцией в этот процесс стала операция «Щит Евфрата» на севере Сирии, и последовавшие за ней «Оливковая ветвь» и «Источник мира», а также срыв планов Ливийской национальной армии во главе с Халифом Хафтаром по захвату Триполи. Это наступление завершилось масштабным отступлением Ливийской национальной армии и потерей ряда контролируемых до того районов и населенных пунктов.

Примечательно, что в Сирии и Ливии Турция противопоставляла свое влияние России, поддерживающей военных преступников Башара Асада и Хафтара.

— Как украинская общественность восприняла победу Азербайджана?

— На самом деле общественность восприняла эту победу неоднозначно. Дело в том, что когда осенью 2020 года начались боевые действия в Карабахе, то освещая эти события, я вынужден был помимо непосредственно описания ситуации на фронте разъяснять, что на самом деле Азербайджан не нападал на Армению, а ведется деоккупация захваченной почти 30 лет назад армянскими военными формированиями азербайджанской территории. За это время в Украине выросли целые поколения, которые не помнят тех событий, а те, что жили в тот период, в общей рутине позабыли суть происходивших событий. К тому же, в начале 1990-х практически весь новостной поток в Украине был российский, а значит, освещался под строго определенным углом, искаженно.

В 2020 году ситуация была схожей, но это уже было связано с серьезным влиянием на информационный поток армянского лобби. Тем не менее формат освещения и восприятия в обществе событий осени 2020 года был в большей степени проазербайджанский.

В свою очередь, когда война завершилась, многие задавались вопросом, так деоккупировали Карабах или нет, и тут приходилось так же разъяснять, в чем вся соль ситуации.

В целом же, для украинцев эти события виделись через призму оккупированной части Донбасса и полуострова Крым и в настоящее время именно так проблематику Карабаха воспринимают многие.