Армяне бегут из Лачина — репортаж BBC

Лачин — азербайджанский город, через который проходит главная дорога между Арменией и Нагорным Карабахом — по условиям соглашения об окончании второй карабахской войны остается под контролем российских миротворцев: это часть «лачинского коридора» шириной в пять километров. «Но армянские жители города все равно покидают его», — пишет русская служба Би-Би-Си.

Как передает Day.Az, всего по данным армянских властей за неделю после окончания войны в Нагорный Карабах вернулись более 1200 человек. Но бежали оттуда во время войны десятки тысяч, и до сих пор встречный поток уезжающих из Карабаха выглядит гораздо мощнее этих 1200 вернувшихся.

28 лет назад, в мае 1992 года армянские формирования взяли Шушу и Лачин и пробили таким образом стратегический «лачинский коридор», связывающий Карабах с Арменией.

Азербайджанское население тогда, в 1992-м, бежало из Лачина, а армяне сожгли город.

Затем они частично отстроили и заселили (до первой войны в городке жили семь-восемь тысяч азербайджанцев, перед второй — около двух тысяч армян).

Но теперь из Лачина бегут и армяне.

«Вот там, за холмом, будет азербайджанское село, — показывает владелец магазина в Лачине Степан Саргсян, американский армянин. — А вот там, с другой стороны, тоже будет азербайджанское село».

Корреспонденты Би-би-си говорили со Степаном во время боевых действий, и он, несмотря ни на что, казался оптимистом. Магазин Степана, самый большой в Лачине, теперь закрыт. В торговом зале — пустые полки и кучи брошенного товара на полу. Степан уезжает в Ереван.

По его словам, в этих новых условиях, в коридоре шириной в пять километров в непосредственной близости от врагов, азербайджанцев, он просто не будет чувствовать себя в безопасности.

Он не верит, что российские военные, которые по соглашению будут охранять лачинский коридор, смогут его защитить — а армянско-карабахская власть, армия и полиция в этом районе фактически прекратили существование.

«Мы приехали сюда, чтобы помогать строить армянское государство. Но этого государства здесь больше нет», — говорит Степан.

Власть и правопорядок в т.н. «НКР» в первые дни после окончания войны практически рухнули. Расцвело мародерство. В Степанакерте настоятельно рекомендуют не ходить по улицам после заката.

В Лачине владелец соседнего с магазином Степана дома на пару дней уехал в Ереван, вернулся за вещами — и обнаружил дом обчищенным.

Карабах в этом усеченном виде экономически нежизнеспособен, особенно в условиях, когда непонятно, насколько безопасным будет наземный путь в Армению, рассуждает Степан.

«А тут, в Лачине, даже при двух тысячах населения город едва сводил концы с концами, а что же будет теперь? Так что неудивительно, что люди эмигрируют».

Российские военные пока поставили в лачинском коридоре два поста: один у самой границы, возле поселка армянских переселенцев из Ливана, построенного на руинах азербайджанской деревни Забух, другой — в самом Лачине.

Но этих постов немного, к тому же они по соглашению будут стоять всего пять лет, после чего условия мира предполагается пересмотреть — и многие армяне Карабаха просто не чувствуют уверенности в будущем.

Бежит даже отец мэра Лачина Нарека Алексаняна. Сам он отказывается говорить с журналистами, но соглашается поговорить его тесть Вардан, который помогает зятю грузить вещи в пикап.