Багдасаров и Пегов объявили «партизанскую войну». Кому?

Экспертное сообщество Баку и Еревана продолжает обсуждать итоги визита на Южный Кавказ представительной российской делегации во главе с министрами обороны и иностранных дел России — Сергея Шойгу и Сергея Лаврова. «Бакинская» часть визита прошла в деловой и конструктивной обстановке. Обсуждали, как того и следовало ожидать, выполнение трехстороннего заявления от 10 ноября. И, в числе прочего, глава российского оборонного ведомства Сергей Шойгу заметил: «…За это время, может быть за исключением редких, которые мы считаем, малозначимых перестрелок, режим прекращения огня соблюдается, и я уверен в том, что это будет так и дальше». Подробностей «редких малозначимых перестрелок» не привел, кто и с кем «перестреливался», также не уточнил.

Возможно, конечно, что заявление Сергея Шойгу — это еще не официальное подтверждение гулявших по армянским СМИ и соцсетям сообщений о неких отдельных «отрядах», «подразделениях», «зинворах», объявивших себя «смертниками» и отказавшихся выполнять распоряжение о прекращении огня и отводе войск. Тем более что после просьбы об отсрочке для вывода войск из Кельбаджарского района Агдам освободили «секунда в секунду». Наконец, как напоминают знающие люди, при установлении режима прекращения огня всегда бывают отдельные подразделения, группы, посты и т.д., до которых эта информация вовремя не доходит. Но оно, без сомнения, придает совсем другое прочтение беседе в эфире «Соловьев Live» Семена Багдасарова и Семена Пегова, «рупора» Арама Габрелянова, с их провокационными рассуждениями о «партизанской войне» в Карабахе, по поводу чего Генпрокуратура Азербайджана уже обратилась к российским коллегам.

Сам Пегов вряд ли, конечно, сменит электронные девайсы блогера на настоящее оружие и уж точно не станет лично заниматься «партизанской войной». Но нет сомнений в другом: WarGonzo — не просто «ручной телеграмм-рупор» Арама Габрелянова. Он, без сомнения, озвучивает мнение и позиции весьма влиятельных ереванских кругов. Где, весьма вероятно, действительно рассматриваются в практической плоскости и планы «армянского реванша» вообще, и использования для этой цели террористических методов в частности. Вооруженные силы Армении разбиты, им нанесен неприемлемый ущерб. Но одно дело — регулярная армия. И совсем другое — инфраструктура террора. Особенно с учетом существующих в армянской среде традиций этого самого политического террора. Тем более что с призывами «продолжать борьбу» по ту сторону теперь уже бывшей линии фронта выступают многие. Так, Артак Бегларян, который то ли перестал именовать себя «омбудсменом Нагорного Карабаха», то ли еще нет, накануне вывода оккупантов из Агдамского района разместил в Интернете собственное фото на фоне крепостных стен Шахбулага, где армянские фальсификаторы пытались «раскопать» очередной «Тигранакерт», и сопроводил его душещипательным текстом: «…по части Тигранакерта испытываю огромную боль». И закончил: «Мы просто обязаны длительной борьбой отстоять свою Родину, свои ценности и права…» Даже такой лояльный Москве ресурс, как ереванский «Спутник», и то публикует карту под заголовком «Что осталось от «НКР» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az)».

И уж тем более понятно другое. Формально, конечно, господа Багдасаров и Пегов грозились «партизанской войной» Азербайджану. Но нет сомнений: в реальности под ударом окажется Россия. Точнее, российские миротворцы. Как минимум у них есть риск оказаться «меж двух огней». Как максимум — по россиянам будут бить вполне намеренно. В Армении и так нет недостатка в попытках обвинить Россию в «предательстве» своего «союзника». А в Армении и так существовала нешуточная истерия вокруг турецко-российских договоров 20-х годов ХХ века. И вот на этом фоне вопрос, кому именно объявляют «партизанскую войну» Багдасаров с Пеговым, стоит того, чтобы быть озвученным. Особенно на фоне еще одной протокольной детали того же сквозного визита Лаврова и Шойгу. Наблюдатели, в том числе азербайджанские, обратили внимание не только на требующий ремонта паркет в зале, где проходили переговоры Пашиняна с российскими гостями, что, в общем-то, дает представление и об «управленческой дисциплине», и об уровне миграции из Армении, и о многом другом. Но эксперты обратили внимание и на другое: на встречах Пашиняна с Лавровым и Шойгу не было установлено…российского флага. Имелся только армянский триколор. Что тут же расценили как открытое оскорбление России со стороны нынешней армянской верхушки.

Очень скоро, конечно, появилось официальное объяснение: дескать, действующий в Армении государственный протокол что-то подобное допускает. Дескать, на встречах премьер-министра и президента Армении с российскими министрами вполне допустим один флаг —армянский. Только вот эта протокольная деталь дает изрядную пищу для размышлений об уровне обид на Россию в армянском обществе. Где вполне могут перейти от слов к делу.

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az