Опубликовано

Банки дурят людей, как цыгане на вокзалах

gapp56a35e4d83bcc9.60158955

И этот, прозвучавший в тот день в нашем офисе вопрос был отнюдь не риторическим. Однако ответить на него нам было не просто. Тем более после того, как перепроверили то, что услышали от предпринимателя из Ленкорани Али Агаева. Именно в тот свой приход, в сердцах повысив голос, он бросил: «Позвольте спросить, кому у нас можно верить, если банки и банковские работники дурят людей, как цыгане на базарах и вокзалах?» Теперь мы знаем, что на такую жесткую постановку вопроса Али имел полное право.

Дело, которым он занимался, находилось вовсе не в привычном для нас круге «купи-продай». Он строил и ремонтировал. Да так добросовестно и качественно, а, главное, в оговоренный срок и недорого, что молва о нем как о мастере своего дела стала едва ли не афоризмом: «Добротная крыша над головой – это Алиш-строитель». Именно под этим теплым именем «Алиш-строитель» знают Али Агаева и в самой Ленкорани, где он живет, и в Астаре, и в Лерике, и в Масаллы, и… В общем везде, где ему приходилось работать. Везде, где он оставлял свой росчерк в виде ласкающих глаз строений. А ему не больше 30, и потому это уважительное прозвище, закрепившееся за ним с легкой руки совсем не щедрых на похвалы жителей сельских районов, дорогого стоит ему. Она для него сродни правительственной награде. Ни его, ни нанимаемых им мастеров она не оставляет без работы. И столь высокую марку, данную ему людьми, он должен был держать и держал высоко.

134350 src

И вот в один из благословенных Господом зимних дней 2014 года, когда он задержался на одном из строящихся объектов в Лерике, к нему подошли довольно импозантные и внушающие доверие люди, представившиеся сотрудниками столичного «Амрах банка».  Поначалу Агаев насторожился. «С чего бы это?» — подумалось ему. Ведь он никогда и ни при какой погоде с банками дел не имел. Во всяком случае, кредитов ни у одного из них никогда не брал…

Недоверие к ним возникло у него еще с 90-х годов прошлого века, когда он, подросток, стал свидетелем того, как все заработанные непосильным трудом средства его родителей, хранившиеся в государственном Сбербанке, превратились в ничто. Он помнит, как они сокрушались и как тогда семья бедствовала. И помнит слова отца: «Для людей небогатых самый надежный банк – домашняя шкатулка»… Позже, когда появились уже частные коммерческие банки, Али еще больше убедился в правоте отца. Эти самые банки за твои же, вложенные в него деньги работают на себя и для себя. Они хороши для тех, кто, ворочая миллионами,  нуждается в их бухгалтерских услугах и платит им за них. Случись что — для них не конец света. Выручит забитая до отказа домашняя кубышка.   

Гости начали издалека.

— Это возводимое строение принадлежит вам? – поинтересовался назвавший себя директором департамента филиалов «Амрах банка» Кямран Ахмедов.

— Нет. Хозяин его совершенно другой человек, а я веду здесь строительство. От фундамента до макушки.

Слово за слово, и, наконец, как бы сама собой всплыла тема, ради чего они здесь в Лерике и объявились.

— Мы намерены тут открывать филиал. Хотелось бы в центре. Не подскажете такое местечко?.. — спросил Ахмедов.

134351 src

Агаев моментально смекнул, куда они клонят. Их наверняка уже проинформировали о том, что он на одной из главных и оживленных улиц городка – на улице Джамала Шахиева, 3 – приобрел пришедший в запустение бывший ресторан. С его хозяином Али почти договорился.

— Не подскажу, а покажу, — понятливо улыбнувшись, Али повел столичных банкиров на улицу Дж.Шахиева, 3.

Несмотря на жалкий вид увиденного, объект гостям понравился. И месторасположением, и довольно просторной площадью, и перспективой того, что можно из него «состряпать». Как-никак, 198 квадратных метров.

— Хорош. То, что нужно, — дотошно осмотрев его, сказал банкир.

— Хорошим людям могу уступить, — предложил Агаев.

— Не надо. Банку не нужна здесь собственность. Это во-первых. Во-вторых, мы не случайно подошли к вам. Нашему десанту в самых разных местах рекомендовали вас как очень грамотного и надежного строителя. Сделайте нам на этом месте филиал… Проект того, чего хотим мы здесь видеть, у нас готов…

— Объем работ большой и специфический, — ознакомившись с проектом, отметил Али. — Но…  

—  Нам он нужен, как говорится, «под ключ» через 6 месяцев. Справитесь? — перебивая его, спрашивает заказчик и, поймав кивок Агаева, широко осклабившись, добавляет: — В таком случае приступайте. Прямо с сегодняшнего дня…

— А как деньги и договор?..

— Будет и то, и другое. Слово банка – булат. Нержавеющая сталь! А потому предметный разговор на эту тему мы обсудим дней через десять в Баку, когда на месте будет председатель банка Вусал Мусаев. Пока же начинайте своими силами. Потянете?

— Потяну! – не желая терять такого заказчика, произнес Али.

Ему тогда не надо было быть столь опрометчивым. И не начинать работ, пока не будет заключен договор. Но процесс пошел. Работа кипела, а «Амрах банк» не спешил ни с договором, ни с деньгами. Все кормил обещаниями, хотя регулярно и въедливо осуществлял контроль за тем, как движутся дела, и торопил потому, что, как они утверждали, ими уже укомплектован штатный персонал филиала.

Это немного притупляло тревогу. Тем более руководство банка заверило его: как только завершится все, они сполна с ним рассчитаются. И Агаев продолжал строить, вкладывая в дело доходы, получаемые им из других объектов…

Наконец, все было готово. Десант банковских специалистов, приехавших принимать его, не нашел в нем ни одного изъяна. Все было сделано по стандартам современных требований. И «Амрах банку» ничего не оставалось, как сесть за составление договора. Его подписали, поставив дату от 29 апреля 2014 года, хотя составлен он был и вступал в силу 15 июня. Скрепя сердце поставил под ним свою подпись и Агаев. Его никак не устраивало то, что «Амрах банк» умыкнул два месяца их работы и обошел молчанием возмещение понесенных им затрат. «Как же так, одна сейфовая дверь обошлась ему почти в такую сумму. А навороченный бункер, а газификация, а кафель, паркет, ламбир и прочее-прочее?.. А работа мастеров?.. Ведь все до последнего тюбика клея я покупал на свои кровные. И на свои же кровные расплачивался с рабочими…» — начал было возражать он, а подумав, решил — с паршивой овцы хоть шерсти клок. Ведь пункт гласит о том, что банк на 5 лет берет в аренду принадлежащее ему помещение и обязуется ежемесячно выплачивать ему 1744 маната. Пусть небольшой, но уже стабильный доход для семьи. И ключ от объекта по улице Джамала Шахиева был отдан им банку…

Это было в июне 2014-го. Однако по сию пору, то бишь на январь 2016-го, филиал в него так и не вселился. За эти два минувших года поменялось и руководство банка, которое обещало исправить положение, открыть филиал и выплатить за весь период причитающуюся Агаеву арендную плату. Спустя 3 месяца после того обещания банк сдержал свое слово. Исправил!

Вы, читающие эти строки, наверное, подумали, что банк возместил Агаеву многотысячную потерю денег. Дудки! Председатель «Амрах банка» пришедшему к нему в очередной раз Агаеву сказал:

— Ваш вопрос решен. Идите к нашему юристу. Он поставит вас в известность.

Радость, охватившая Агаева, была скомкана в один миг, когда юрист произнес:

— Решено сделать так. На датированный 29 апреля 2014 года договор с «Амрах банком» мы составляем 30 апреля того же года документ о его аннулировании…

— Это же издевательство! Значит, я ничего не получу… — чуть не задохнувшись от столь наглого резюме, выдавил он.

— Так оно и значит! – ухмыльнулся юрист.

— Тогда я обращусь в суд, — пригрозил Агаев.

— Я смотрю, ты хороший парень, и потому скажу тебе. Чтобы добиться своего, у тебя уйдет уйма времени и денег больше, чем мы здесь тебе бы выплатили… Это при лучшем раскладе.

— Неужели есть и худший? 

— Есть. — смеется юрист. — Но ты ничего не добьешься. Тебе придется иметь дело с нашим шефом. А брат его — прокурор. Вдобавок он гуда самому министру внутренних дел…

— Ничего! Попытаюсь, — в отчаянии сипит Али и хлопнув дверью, выбегает он. 

Бедные двери! Сколько они терпят. Правда, им хоть бы хны. Они бесчувственны. У них ни детей, ни семьи… А вот каково людям?!