Банки отказываются от насильственной «женитьбы»

a 0D74CC84 3D05 6210 E316 4079CC188FD0

Усложнившаяся в этом году обстановка на банковском рынке и массовый отзыв лицензий сделали слияние банков актуальным вопросом, однако впоследствии ряд кредитных организаций заявил о смене курса.

БАКУ, 24 фев – Sputnik. Азербайджанские банки, несмотря на сложную обстановку на кредитном рынке, не готовы к слиянию активов и «дележке» власти. Консолидация банков сейчас является темой «номер один» для рынка, однако кредитные организации начали менять свои решения, объявляя об отказе от слияния.

В качестве иллюстрации положения дел на рынке укажем, что в этом месяце решением Бакинского административно-экономического суда Gandja Bank был объявлен банкротом. В 2015 году ЦБА были отозваны лицензии Azərbaycan Kredit Bankı и EvroBank, в начале 2016 года объявлено об отзыве лицензий Bank of Azerbaijan, Gandja Bank, United Credit Bank, NBC Bank (позднее восстановленной), а также «Кавказского банка развития» (CDB) и AtraBank.

С начала текущего года о консолидации заговорили сразу несколько банков, однако впоследствии Gunay Bank отказался объединения с Atrabank и CDB, а AGBank вместо DəmirBank выбрал в качестве партнера Bank Standard, собщают СМИ. Надо ожидать, по мере стабилизации ситуации на финансовом рынке и другие планы по слиянию будут отложены в «долгий ящик».

Административные методы закрытия банков являются нецелесообразными, сказал Sputnik бывший депутат азербайджанского парламента, экономист Назим Мамедов.

По словам Мамедова, тем, кто пользуется банковскими услугами, выгодно присутствие на рынке большого количества кредитных организаций, так как это создает среди последних конкуренцию. Однако не секрет, что азербайджанские банки уже долгое время не занимаются стимулирующим производством, а исполняют функции «касс» определенных холдингов.

«Многие банки даже были созданы для того, чтобы помогать уходить от налогообложения «своим» предпринимателям»,  – отметил эксперт.

Сложившаяся сегодня в банковском секторе ситуация стала следствием сохранявшихся долгое время высоких процентных ставок по кредитованию. С обесцениванием маната доля проблемных и невозвратных кредитов начала с каждым месяцем увеличиваться, поскольку вместо финансирования реального сектора экономики банки, в основном, использовали привлеченные из-за рубежа средства на выдачу мелких потребительских кредитов, ставка по которым превышала 30% годовых. Более того, даже в реальную экономику коммерческими банками кредиты предоставлялись под 18-20%.

«Население вынуждено было на бытовые цели брать срочные кредиты, которые кредитами называть нельзя ввиду высоких процентов. Понятно, что в конечном итоге мы столкнулись с проблемами по их возврату», – отметил Мамедов.

Выход из ситуации, по его мнению, заключается в предоставлении населению и предпринимателям доступа к дешевым заемным средствам.

А в это же время средства стратегического резерва (в частности, ресурсы Госнефтефонда АР) размещаются за рубежом под доход менее 1% годовых, отмечает экономист.

«Стоит придумать рычаги рефинансирования долгов банков под низкие проценты. Со стороны Азербайджан – богатое государство, а у нас кредитные ресурсы слишком дорогие и наши предприниматели и население, которые пользуются потребительскими ссудами, не могут воспользоваться дешевыми деньгами. Поэтому банки и будут закрываться», – отметил Мамедов.

Еще один фактор, по его словам, заключается в отсутствии доверия  к Центробанку  и всему банковскому сектору. Еще год назад, перед первой девальвацией, председатель ЦБА и некоторые чиновники говорили, что манат – очень сильная валюта, и убеждали людей хранить свои сбережения в манатах.

«Народ поверил, а через четыре дня курс маната обвалился на 33%. Так что доверие потребителя должно определяться по конкретным делам, а не словам», – подчеркнул Мамедов.

Выход из ситуации эксперт видит в увеличении кредитования экономики, а также в отказе регулирующего органа от мер по снижению объема денежной массы в обращении. Валютные резервы были обменены на манаты, но эти деньги не инвестированы в реальную экономику. «Кредиты на долгосрочной основе должны быть даны производителям для производства товаров и создания изобилия. А пока за манатом не стоит продукция, это пустая бумага», – подчеркнул экс-депутат.

Кроме того, свою точку зрения по поводу закрытия банков и их отказа объединяться высказал адвокат, специалист по банковским вопросам Акрам Гасанов. По его мнению, это было ожидаемо, так как сама инициатива по объединению началась не снизу, а сверху.

«Точно также, как невозможно кого-то в XXI веке помимо воли женить, так и банки объединить насильно нельзя. Это скорее была волюнтаристская инициатива, исходившая от Центробанка, который тем самым хотел имитировать какую-то деятельность», – отметил эксперт.

По его мнению, решение руководства ЦБА было продиктовано тем, что Центробанк не хотел закрывать банки, потому что если одновременно ликвидировать столько финансовых организаций, Азербайджанский фонд страхования вкладов сам может обанкротиться и не вернуть депозиты банков.

Поэтому руководство Центробанка решило часть проблемных банков закрыть, а часть – там, где имеются очень крупная сумма застрахованных вкладов – пока сохранить, как бы создавая видимость объединения.

«Игра с объединением продолжалась бы еще долго, если бы функции по банковскому надзору по-прежнему оставались за Центробанком. Однако поскольку в ближайшие месяц или два это функция переходит к Палате за контролем над финансовыми рынками, банки уже решили, что с ЦБА можно и не считаться, и отказались от объединения», — отметил специалист по банковским вопросам.