"

Что будет дальше?

Что будет дальше?

Эксперты обсуждают ситуацию с возможной ценой на нефть в 20 или даже 10 долларов за баррель

 1441984857 goldman sachs

«Я не слышал, чтобы в Азербайджане проводили стресс-тесты, прогнозируя ситуацию в экономике страны в случае падения цен на нефть до 20-15-10 долларов за баррель.

Если цены упадут до 20-15 долларов, то государственная система будет работать, но придется намного сократить количество чиновников, государственных служащих. Безусловно, снизится обороноспособность. А бюджет государства сильно сократят».

Об этом сказал echo.az председатель Центра исследований устойчивого развития Нариман Агаев.

По его словам, при падении цен за баррель нефти до 10 долларов Азербайджан воспользуется государственным резервом, которого хватит на два года.

При таком раскладе только населению придется поддерживать государство. Речь идет о государственных займах или облигациях на 3-5 лет. Это очень хорошая и опережающая норма.

Отметим, что государственные ценные бумаги — ценные бумаги, выпущенные государством. Данные ценные бумаги относятся к категории долговых ценных бумаг.

Эмиссия (выпуск) государственных ценных бумаг направлена на решение следующих задач: покрытие дефицита государственного бюджета; покрытие кассовых разрывов в бюджете; привлечение денежных ресурсов для осуществления крупных проектов и привлечение средств для погашения задолженности по другим государственным ценным бумагам.

«Антикризисные меры, которые сегодня проводит правительство Азербайджана, действительно запоздалые. Их нужно было принимать намного раньше. Плюс, я выступаю против приватизации ряда ведомств. В итоге будут потеряны стратегически важные объекты, а финансовый доход не компенсирует это», — пояснил Нариман Агаев.

По его словам, Центр стратегических исследований при президенте Азербайджанской Республики, наверное, проводил стресс-тесты, но, как показывает практика, они оказались неэффективны. Ведь не были приняты своевременные антикризисные меры.

В свою очередь, как заявил echo.az экономист Октай Ахвердиев, в Азербайджане вроде проводят стресс-тесты, прогнозируя экономику страны в случае падения цен на нефть на 20-15-10 долларов за баррель.

Очень важно своевременно проводить такого рода стресс-тесты и подстраиваться под их результаты, принимать опережающие меры.

«Если цены упадут до 10 долларов, то сильно сократят бюджет, оставят нетронутыми лишь социальные статьи, которые затрагивают пособия, зарплаты, пенсии… По остальным статьям, финансирование просто срежут», — отметил он.

По его словам, Иран предложил Европе нефть за 17 долларов за баррель. Соответственно, в конечном итоге, и другие нефтедобывающие страны придут к этой отметке.

В своем отчете от 18 января, посвященном перспективам кредитных рейтингов стран СНГ, агентство S&P отмечает, что три из семи суверенных рейтингов стран СНГ имеют негативный прогноз: это рейтинги Азербайджана, Казахстана и России. И это три государства с наиболее высоким рейтингом в регионе.

Это отражает потенциал для дальнейшего ослабления кредитоспособности из-за условий торговли для экспортеров углеводородов, отмечают эксперты S&P.

В 2015 году Азербайджан и Казахстан вслед за Россией ввели плавающий валютный курс на фоне усиленного давления на платежные балансы.

По данным Bloomberg, в период с 1 января 2015 года по 21 января 2016 года азербайджанский манат потерял 52% своей стоимости по отношению к доллару, казахский тенге — чуть больше (две эти валюты подешевели больше всех в мире в 2015 году).

Третьим по масштабу девальвации с начала 2015 года оказался белорусский рубль — минус 46% (для сравнения: стоимость российского рубля к доллару снизилась на 30%).

Инфляция в Азербайджане выросла в прошлом году до 5 против 1,4% в 2014 году, оценивают в S&P. В текущем году, по мнению аналитиков агентства, показатель останется на таком же уровне. Еще более существенной оказалась инфляция в Казахстане: 15% в 2015 году — больше, чем в России. В 2016 году S&P ожидает 8%.

Из-за давления нефтяных цен на манат золотовалютные резервы Азербайджана снизились с 15,2 млрд. долл. в августе 2014 года до 6,2 млрд. в ноябре 2015-го, пишут в своем обзоре эксперты Royal Bank of Scotland.

«Несмотря на внушительные валютные интервенции, Центральный банк Азербайджана был вынужден дважды девальвировать манат в 2015 году, в феврале и декабре, и курс доллара к манату вырос с 0,785 до девальвации до 1,635 (по состоянию на 19 января)», — говорится в обзоре банка.

На днях стало известно, что Азербайджан планирует ограничить вывоз валюты из страны за счет ввода сбора в 20% от суммы, вывозимой в целях покупки за границей недвижимости, земли, ценных бумаг и осуществления прямых инвестиций.

По мнению аналитиков Royal Bank of Scotland, введенные Азербайджаном меры валютного контроля и полное страхование депозитов — несколько запоздалый ответ властей страны на экономическую ситуацию.

Как девальвация, так и давление на банковский сектор и запаздывающая реакция на снижение цен на нефть могут поставить под удар азербайджанский кредитный рейтинг инвестиционного уровня.

ВВП Азербайджана, по данным S&P, в 2015 году в реальном выражении вырос на 2,5%. На 2016 год агентство прогнозирует рост на 2%. Для Казахстана соответствующие цифры равны 1 и 1,8%. В 2017 году, по их мнению, реальный ВВП страны увеличится на 3%.

Как пишет директор Международного энергетического центра Европейского университета в Санкт-Петербурге, директор Оксфордского международного центра Шамиль Еникеев, в сегодняшних условиях возвращение Ирана на нефтяную сцену, как никогда, важно для Саудовского королевства.

И это несмотря на напряженные отношения между двумя странами и предстоящие попытки Тегерана вернуть назад нишу на рынке, частично занятую саудитами в период санкций.

Эр-Рияду сейчас выгодно увеличение излишков нефти на рынке. В ситуации, когда хранилища нефти по всему миру фактически заполнены до краев, дополнительные объемы углеводородов из Ирана означают дальнейшее давление на цены и их удержание в диапазоне 20-30 долларов за баррель.

Этот ценовой порог, по всей видимости, останется на таком уровне, пока на рынке сохраняется избыток нефти, а любое повышение потребления перекрывается объемами добычи.

«Поэтому в 2016 году главной интригой нефтяного рынка станет способность Эр-Рияда нанести сокрушительный удар по американским сланцевым революционерам, которые научились выживать в условиях поэтапного снижения цен.

Однако, несмотря на избыток предложения на рынке, для Ирана низкие цены на нефть, сокращение расходов и свертывание инвестиционной деятельности нефтяными компаниями по всему миру являются благом.

У Тегерана появляется шанс быстрее вернуть утраченные позиции в условиях, когда рыночная доля производителей дорогостоящей нефти будет сокращаться.

Сегодня, по разным оценкам, Тегеран имеет подушку запасов порядка 80 млн. баррелей нефти и газового конденсата. Половина из них хранится в танкерах, а вторая половина — в нефтяном терминале на острове Харг.

Неопределенность того, с какой скоростью исламская республика станет избавляться от своих запасов, будет создавать дополнительную нервозность на рынке.

Хотя, скорее всего, Иран будет использовать эти запасы в течение всего года как некий стратегический резерв в борьбе за нишу на рынке.

Сегодня исламская республика добывает чуть больше половины этого объема и, по прогнозам аналитиков Wood Mackenzie, сможет удвоить производство не раньше 2025 года. Сами иранцы считают, что это произойдет уже в 2020-м», — считает он.

По его словам, снятие санкций с Ирана и низкие цены на нефть выгодны не только Тегерану, но и его основному оппоненту, Саудовской Аравии. Они готовы потерпеть, чтобы остановить сланцевую революцию.

Но несмотря на поэтапное снижение цен на нефть с 2014 года, американский сланцевый сектор сохранил добычу, сменив стратегию производства, снизив расходы, удешевив технологии и хеджировав финансовые риски.

По разным оценкам, производство сланцевой нефти рентабельно при цене на нефть не ниже 60-65 долл. за баррель.

Большинство экспертов сегодня прогнозирует повышение цен на нефть до 40-50 долл. до конца 2016 года. Но ни у кого нет гарантий, что за этим отскоком не последует новое падение, учитывая то, что запаса прочности у Саудовской Аравии хватит, как минимум, еще на пару лет.

Значительное сокращение инвестиций в нефтедобычу рано или поздно приведет к новому росту цен. Но не всем производителям удастся дожить до этого времени.

А в Минэнерго РФ не рассматривают возможность снижения цены нефти до 10 долл. за баррель. Об этом заявил министр энергетики Александр Новак.

«Сегодня, когда мы имеем 30 долл. за баррель марки Brent, уже не кажется фантастическим стресс-тест и на 25 и на 20 (за баррель)», — указал он.

На вопрос о том, если цены упадут ниже 15 долл. и обнулятся налоги (НДПИ и экспортная пошлина), как будет действовать правительство, возможно ли введение новых налогов для нефтяной отрасли, Новак ответил, что «такие сценарии сейчас не рассматриваются».

источник