DW о том, чем займется «Талибан» без новых врагов, с которыми нужно воевать

В ночь на 31 августа последние американские военные покинули кабульский аэропорт, положив конец 20-летней военной миссии CША в Афганистане.

Объявив об окончательном захвате власти и сформировав временное правительство, талибы назвали одной из своих задач установление дипломатических отношений со всеми государствами.

О том, как придется трансформироваться военизированной структуре «Талибана» теперь, когда перед ними стоит задача не воевать с врагом, а строить государство, рассказывает издание DW.

Как заявил представитель талибов в беседе с изданием, перед ними стоит задача создать «надежные силы безопасности». Однако у наблюдателей создается впечатление, что лидерам группировки сложно сформулировать, в чем будет состоять цель новообразованных военных подразделений, поскольку основные враги «Талибана» покинули поле боя.

«Отряды спецназа талибов были созданы не только для борьбы с бывшим правительством, но и с любой группой, представляющей опасность, такой как ИГИЛ», — поясняет Усман Джохари, долгое время командовавший подразделением талибов в отдаленной восточной афганской провинции Нуристан.

Усман Джохари признает, что сейчас талибам практически никто не угрожает. Но это, по его словам, не означает, что в будущем на Афганистан никто не захочет напасть, поэтому стране и нужна сильная армия.

В отсутствие конкретного врага и четко поставленных задач боевики спецподразделения талибов в Нуристане проводят время за военной подготовкой, изучают Коран, учатся водить тяжелую технику и обслуживают административные здания в провинции. Патрулирование территории ограничивается окрестностями военного лагеря, рассказывает Джохари.

«Военные формирования «Талибана» рассредоточены по всей стране. Не ясно не только то, кому они подчиняются, но и их задачи, — рассказывает DW на условиях анонимности афганский эксперт по вопросам безопасности. — Наиболее заметно их присутствие в столице. Как минимум несколько полевых командиров в Кабуле утверждают, что их подразделения отвечают за безопасность в одном и том же районе или выполняют одни и те же задания».

По мнению директора программы по Южной Азии в Центре Стимсона в Вашингтоне Элизабет Трелкелд, таким военизированным формированиям, как в «Талибане», очень сложно дается переход от боевых действий к управлению.

«Они обеспечивали безопасность военных объектов «Талибана», но сейчас, когда талибы выиграли войну, их будущие задачи неясны. И хотя члены группировки доказали, что способны оставаться сплоченными, для того чтобы внутри военных подразделений организации сохранялась дисциплина, необходимо четкое понимание ими своей роли», — говорит она.