Гаянэ Айвазян: «Надо прийти к консенсусу с соседями, а не клянчить признание Карабаха»

- Advertisement -

«Фактически вопрос признания Нагорного Карабаха действительно претендует на присоединение к эпопее признания геноцида. Сенат Франции призвал правительство и президента признать независимость Нагорного Карабаха. Вероятность, что они это сделают, нулевая, учитывая суть вопроса. Но теперь карабахский вопрос будет передаваться из парламента в парламент, подниматься из нижней палаты в верхнюю, спускаться из верхней в нижнюю, по необходимости превращаясь в чьих-то руках в инструмент для защиты их политических интересов и получения выгоды в отношениях с Турцией, Азербайджаном и Россией. А армянский народ, как сирота: кому не лень, остригают волосы, ведь у него бездарная власть как в диаспоре, так и в Армении», — пишет известный армянский историк Гаянэ Айвазян.

Отметим, что с первых дней войны Г.Айвазян сделала серию смелых и честных выступлений, пытаясь отрезвить армянское общество и переосмыслить события недавнего прошлого, выработать новое отношение к месту и роли Армении в региональных процессах, покончить с агрессией во внешней политике.

«Армяне Армении и Карабаха пережили ужасную беду. Тысячи погибших, пропавших без вести и раненых. В поисках трупов люди ходят от одной госструктуры к другой, от посольства к посольству, и не находят. И вот сенат Франции принял резолюцию о независимости Карабаха: о счастье, тебя давно заждался скудоумный армянский мещанин – несчастный и неродной француз Востока.

Население Нагорного Карабаха возвращается обратно. Будущее армянского населения на территориях, перешедших под контроль Азербайджана, пока неопределенно. Люди только сейчас стали покидать эти территории, поговаривают об их возвращении. В непосредственной близости от азербайджанских войск и российских миротворцев живет мирное армянское население. Начинаются процессы по деблокаде, девоенизации. Азербайджан уже планирует строительство двух железных дорог, автодорог. Но эти вопросы власть имущих не волнуют. Они не в состоянии рефлексировать на случившееся, переосмыслить последствия губительной политики, они превращают свой народ в орудие для нового Армянского вопроса. Вместо того, чтобы обсуждать проблемы с непосредственными соседями и прийти к консенсусу, они клянчат о признании, но на деле добьются реализации доктрины «Карабах без армян». Если уже ясно, что в условиях существующего миропорядка мир не признает независимость армянского государства Карабах, зачем идти по пути новой авантюры.

К слову, о Франции. Франция не сильно ратует за армян, у нее напряженные отношения с Турцией в связи с ситуацией в Средиземноморском бассейне: для нее бедный многострадальный беспризорный народ – удобный козырь.

Не нужно забывать, во что французское правительство превратило вопрос геноцида: карательная мера против турок, арабов и способ продвижения других капиталистических проектов. Та же Франция в лице Жака Ширака стала одной из покровительниц кочаряно-сержевского клана и пресловутой непядиземельной политики [речь о лозунге «ни пяди земли» противников уступок в вопросе Карабаха]. Во всяком случае в 1997 году, когда имелся реальный шанс разрешить карабахский конфликт, и Тер-Петросяна обвиняли в пораженчестве и предательстве, премьер-министр Кочарян оказался в Париже, где провел очень долгую частную беседу с Шираком, удостоившись почти президентской чести. Эта встреча имела решающее значение в вопросе прихода Кочаряна к власти. Еще в Париже он заявил, что не принимает поэтапный вариант решения вопроса, уже в Армении занял откровенно оппозиционную позицию, хотя до того доверял вопрос тогдашнему президенту и дипломатическому корпусу.

Кочарян счел признание независимости Карабаха вопросом гибкости: гибкости, которую пытается проявить его идеологический последователь Никол Пашинян».

haqqin.az

- Advertisement -