Где искать поджигателей войны?

iran udar 56

В Азербайджане обсуждают очередную трагическую новость. Как сообщил в своем «Твиттере» помощник президента Азербайджана Хикмет Гаджиев, в нарушение гуманитарного прекращения огня Армения пытается компенсировать свои военные потери при помощи военного преступления — убийств гражданских лиц. Бардинский район Азербайджана подвергся обстрелу реактивными ракетами. В результате как минимум 4 человека убиты, 10 ранены. Среди погибших — Айсу Искендерова, 2013 года рождения.

Точно так же Армения вела себя и прежде, запуская во время гуманитарного перемирия ракеты «СКАД» по спящим жилым кварталам Гянджи. Теперь вместо «СКАДа» — РСЗО «Смерч», под ударом Барда, но тот же почерк агрессоров — бить по жилым кварталам, по школам, по «Дому малютки»…

Мстить за поражения на поле боя, намеренно открывая огонь по мирному населению — это априори военное преступление. А еще подлость и верный признак бессилия — к подобным «методам» прибегают, когда надежд взять реванш на поле боя не просматривается.

Но есть еще одна сторона вопроса. К сожалению, нарушать режим прекращения огня, пытаясь сыграть на «факторе внезапности» — это давняя и известная тактика Армении. И дело даже не в том, что нынешнее, третье по счету, гуманитарное прекращение огня Ереван попытался сорвать уже через несколько минут после его начала. Просто это тот случай, когда имеет смысл вспомнить историю конфликта.

Хронологию «мирной паузы» в регионе принято отсчитывать с весны 1994 года. Но это заблуждение: попытки усадить стороны за стол переговоров предпринимались и раньше. Осенью 1991 года по инициативе президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, к которому затем присоединился и президент России Борис Ельцин, была выдвинута миротворческая инициатива, получившая название «Железноводской». Но…армянские террористы 20 ноября 1991 года в окрестностях села Гаракенд Ходжавендского района сбивают вертолёт Ми-8, на борту которого находятся азербайджанские государственные чиновники весьма высокого ранга, включая генпрокурора Азербайджана Исмета Гаибова и главу МВД Азербайджана Магомеда Асадова, и миротворческая инициатива оказывается сорванной.

25 февраля 1992 года за миротворческие усилия берётся Иран. В Баку прибывает глава МИД этой страны Али-Акбар Велаяти, готовый применить в Карабахе недавний опыт прекращения войны Ирана и Ирака. Проходят телефонные переговоры, достигнута договоренность прекратить огонь с 27 февраля по крайней мере до 9 часов утра 1 марта. Велаяти прибыл в Гянджу, чтобы быть поближе к эпицентру событий. Но 26 февраля армянские агрессоры совершают Ходжалинский геноцид.

В мае 1992 года Иран предпринимает следующую попытку — лидеры Азербайджана и Армении встречаются в Тегеране. Но едва закончились переговоры, как армянские агрессоры приступают к операции по захвату исторического центра Карабаха — города Шуша.

Захват Шуши и Лачина, по мнению экспертов, изменил сам характер войны — Армения открыто перешла к «войне за территории» и захвату регионов, где уже не было заметного армянского населения. Но вот тактика намеренного срыва договоренностей осталась прежней.

27 августа того же 1992 года в Алма-Ате проходят переговоры министров иностранных дел Казахстана, Азербайджана и Армении. Новые договорённости о перемирии, на сей раз с 1 сентября 1992 года — и через несколько дней прекращение огня вновь сорвано армянской стороной. 19 сентября при посредничестве России заключено новое соглашение о прекращении огня — с 25 сентября того е 1992 года, и оно вновь сорвано армянской стороной.

Затем инициатива опять переходит к Ирану. Президент ИРИ  Рафсанджани лично выступает в роли посредника, Азербайджан и Армения договариваются прекратить огонь с 28 октября 1993 года. Но соглашение опять сорвано Арменией. Более того, для прорывов чаще всего использовались как раз точки «совместных постов», «развода войск» и т.д. А теперь уже бывший  президент Армении Роберт Кочарян в своей книге «Жизнь свобода: автобиография экс-президента Армении и Карабаха» откровенно признавался: «Мы неоднократно пытались договориться с Азербайджаном о перемирии и режиме прекращения огня. Но каждый раз мне почему-то казалось, что нужно воспользоваться неумелыми действиями противника. Мы сумели-таки воспользоваться «окном перемирия» в октября 1993 года, именно тогда, условившись под прекращения огня, 29 октября мы установили де-фактор контроль над Зангиланом». Добавим от себя: министр иностранных дел Азербайджана Гасан Гасанов демонстрировал на переговорах карту, где было указано, какие территории захватывала Армения после каждого последующего прекращения огня.

Более-менее стойкий режим прекращения огня установился в регионе после 1994 года. Соглашение между Азербайджаном и Арменией было достигнуто 12 мая 1994 года. 5-6 декабря 1994 года на саммите СБСЕ в Будапеште переговорный процесс обрёл нынешнюю структуру – появились сопредседатели Минской группы ОБСЕ, которым и было поручено вести переговоры, 23 марта 1995 года действующий председатель ОБСЕ выдал мандат сопредседателям Минского процесса. А 2-3 декабря 1996 года прошёл саммит ОБСЕ в Лиссабоне, где сопредседатели Минской группы ОБСЕ и действующий председатель ОБСЕ рекомендовали основополагающие принципы нагорно-карабахского урегулирования. Но их уже тогда отвергла Армения — единственная из 54 стран-членов ОБСЕ.

Принято считать, что с 1994 года в регионе не стреляли. Но это, к сожалению, не так. Как уже напоминал Minval.az, вооружённую провокацию Армения устроила уже в июле 2014 года — в результате были убиты десятки человек с обеих сторон. 12 ноября того же 2014 года Армения проводит на оккупированных азербайджанских землях масштабные учения, где отрабатывает и удары по нефтяной инфраструктуре Азербайджана. Во время этих учений вертолёт Ми-24 вооруженных сил Армении устроил «боевой разворот» в направлении азербайджанских позиций — и был сбит из ПЗРК «Игла».

Затем ереванская игра на обострение выходит на новый уровень. Весной 2015 года Давид Тоноян, тогдашний замминистра обороны, прямо обозначил курс Армении на территориальные захваты: «…Кто говорит, что созданный в 1994г. пояс безопасности при нынешнем уровне вооруженности Азербайджана достаточен для выполнения своей роли. Кто говорит, что сформированный вокруг «НКР» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az) пояс безопасности достаточен для нас? Чья это оценка? По нашей оценке, в нынешних условиях уровня вооруженности Азербайджана его уже недостаточно. В Баку пройдут Олимпийские игры, армянские силы продемонстрируют свою сдержанность до их завершения…» Напомним: «поясом безопасности» в Армении называли оккупированные азербайджанские земли вокруг бывшей НКАО. В конце марта 2016 года в Армении перешли от слов к делу, устроив ураганные обстрелы прифронтовых азербайджанских сел. В ответ Азербайджан провёл свою точечную операцию и немного отодвинул линию фронта. Армянская армия потерпела поражение, но официальные «пиарщики» сделали все, чтобы этого не признавать. Последовали новые встречи, сначала в Санкт-Петербурге, потом в Вене, но переговоры так и не продвинулись. За все эти годы мировое сообщество так и не оказало давление на Армению, а сама Армения не выказала ровно никакого желания сделать реальные шаги к урегулированию конфликта.

Проблески надежд появились в 2018 году, когда в Армении произошел «уличный переворот», и его очень многие сочли полноценной революцией. С новым правительством, которое «авансом» посчитали демократическим, тут же связали огромные надежды на прорыв в карабахском урегулировании. 11 июля 2018 года главы МИД Армении и Азербайджана провели первую после «бархатной революции» в Армении встречу. Но…

Вместо обещанной «конструктивной позиции» в Ереване перешли к опасной демагогии. То здесь пытались изменить формат переговоров и «втолкнуть» в него представителей созданного в Ханкенди оккупационного режима. Одновременно — пашиняновские провокационные «танцульки» в оккупированной Шуше, обещание перенести туда «парламент Нагорного Карабаха» и т.д. Уже 12 июля 2020 года Армения устраивает провокацию на государственной границе с Азербайджаном, явно «нацелившись» на трубопроводы. И, наконец, новая вооружённая провокация Армении, предпринятая 27 сентября, после которой в регионе режим прекращения огня был окончательно сорван Арменией.

Тому, что нынешняя вспышка боевых действий была спровоцирована именно Ереваном, существует предостаточно доказательств, от официальных обещаний Давида Тонояна «новая война — новые территории» до спутниковых снимков и цифр уничтоженной военной техники, не оставивших сомнений: Армения сосредоточила в Карабахе изрядное количество оружия, и прежде всего танков, то есть, согласно ее же доктрине, «наступательного» инструмента. Наконец, есть и такое доказательство, как некий текст под названием «конституция Нагорного Карабаха». Где прямо указывалось, что «до восстановления целостности государственной территории «Нагорно-Карабахской Республики» и уточнения границ публичная власть осуществляется на территории, фактически находящейся под юрисдикцией «Нагорно-Карабахской Республики»». Честно говоря, трудно представить себе более четкое указание, что по ту сторону линии фронта готовились к новым территориальным захватам.

Только вот война пошла не по сценарию. В Армении готовились к «опереточной волнушке», к повторению сценария 1992-1993 годов, к новым территориальные захватам и грабежам. Но не ждали того, что происходит в Карабахе сейчас. Уже за месяц боевых действий Азербайджанская Армия освободила от оккупантов 4 города, три посёлка, 165 сел.  Уже не существует ни оборонительных порядков, ни фортификационных сооружений, ни прежних планов Еревана, как военных, так и политических.

Но это все не отменяет ответственности Армении за перманентные попытки срыва прекращения огня и торпедирования переговоров. И тем более — за обстрелы мирного населения.

Даже если в ближнем кругу Пашиняна были уверены в своей «индульгенции» на все и вся.

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az