Головная боль для Центробанка: валютные резервы давят на манат.АНАЛИТИКА

Правление Центробанка Азербайджана приняло решение о снижении с 18 сентября учетной ставки с 6,75% до 6,5%. Нижний порог процентного коридора снижен с 6,25% до 6%, верхний — с 7,25% до 7%. Параметры процентного коридора будут направлены на поддержание оптимального баланса между удержанием инфляции в заявленном целевом диапазоне (4±2%), поддержкой финансовой стабильности и экономической активности. При этом подчеркивается, что Центробанк продолжит принимать все возможные меры для поддержания макроэкономической и финансовой стабильности в стране и удержания инфляции в пределах заявленного целевого показателя.

Центробанк вновь снизил учетную ставку

Да, Центробанк – консервативная структура и не скрывает этого. Руководитель его Эльман Рустамов свою главную цель видит в поддержании макроэкономической и финансовой стабильности в стране и удержании инфляции в пределах заявленного целевого показателя. И, видимо, у него были основания для снижения учетной ставки в сложный период пандемии коронавируса, хотя многие центробанки ведущих стран мира с этим не спешат.

Когда главный банкир объявляет о ставшем традиционным снижении учетной ставки на пресс-конференциях, журналисты дотошно выясняют причины такого шага. Но о последнем снижении сообщила пресс-служба банка в коротком пресс-релизе, в котором трудно найти ответы на все вопросы. Поэтому попробуем разобраться в этом сами.  

Несмотря на низкие цены на нефть, с начала года внешнеторговый баланс страны остается профицитным, что создает условия для роста стратегических валютных резервов страны, которые формируются из резервов Центробанка, активов Госнефтефонда и казначейских средств Минфина. Стратегические валютные резервы Азербайджана с начала текущего года увеличились на 3,7% и составили 51,4 млрд долларов, тогда как на конец 2019 года стратегические валютные резервы страны составляли около 50,9 млрд долларов. А по сравнению с аналогичным периодом прошлого года СВР выросли на 0,6%.

Наличие многомиллиардных стратегических валютных резервов, конечно, фактор благоприятный. Но, с другой стороны, это создает головную боль для Центробанка, так как способствует росту давления на нацвалюту – манат. Достаточно отметить, что только трансферт из Нефтяного фонда в бюджет составляет 6 млрд долларов, которые предварительно продаются на аукционах, так как бюджет принимает поступления в манатах.

стратегические валютные резервы давят на манат

И если не принять вовремя соответствующие меры, курс маната может оказаться под угрозой, что может привести и к девальвации его, и к росту инфляции, и к нарушениям макроэкономической и финансовой стабильности.

Возьмем такой наглядный пример. По итогам восьми месяцев с начала года стоимость от продажи продуктов и оказанных услуг, в целях удовлетворения потребностей азербайджанских потребителей, составила 29,4 млрд манатов. Как сообщает Госкомитет по статистике, этот показатель на 7,5% меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом стоимость реализованной продукции и оказанных услуг субъектами негосударственного сектора составила 28,3 млрд манатов, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года меньше на 7,1%. Из них 48,6% сформировалось за счет деятельности индивидуальных предпринимателей. А стоимость реализованной субъектами госсектора продукции составила 1,05 млрд манатов. В то же время за этот период среднемесячная затрата каждого потребителя оценена в размере 368,7 маната, что по сравнению с аналогичным периодом 2019 года в номинальном выражении меньше на 21,1 маната.

Рынок плачет: зарплата людей существенно снизилась, следовательно, снизилась и их покупательная способность. А тут еще пандемия с ее жесткими ограничениями, которые также бьют не только по производству, но и по розничному рынку. Закрытые маркеты, бутики, торговые центры, дома торжеств, объекты услуг и общепита давно уже вызывают недовольство как торговцев, так и населения. В целом же создавшаяся ситуация вызывает неуверенность у населения, которое не спешит делать крупные покупки. Да и другие товары не первой важности раскупаются плохо.

Это лишь то, что мы видим. Но нетрудно догадаться, что все это самым непосредственным образом сказывается на бюджете и инфляции. И не случайно Центробанк только с начала года оказал ликвидную поддержку банковскому сектору в нескольких направлениях на 1 млрд манатов. Об этом сообщил сам главный банкир на онлайн-заседании Совета по сотрудничеству с предпринимателями при правлении Центробанка.

По словам Рустамова, в условиях пандемии Центробанк оказывает поддержку банкам, которые, в свою очередь, помогают предпринимателям.

Эльман Рустамов заявляет о ликвидной поддержке маната

Так, в этот период ипотечные и бизнес-кредиты увеличились, а потребительские кредиты сократились, чего трудно было добиться даже в более благоприятные времена, когда экономике страны ничего не угрожало. С начала года смягчены регулятивные требования по кредитам для предпринимателей, занимающихся экспортной деятельностью, ужесточены регулятивные требования с целью сокращения потребительского кредитования.

С целью минимизации негативных последствий пандемии был смягчен ряд пруденциальных нормативов банков, даны рекомендации по увеличению резервов капитала и реструктуризации кредитов экономических субъектов, пострадавших от пандемии. Кроме того, реструктуризированы кредиты 49 тысяч заемщиков на сумму 886 млн манатов. Причем реструктуризация кредитного портфеля активно проводилась и по инициативе самих банков. Кроме того, в рамках программы самозанятости банки предоставляли различные активы уязвимым группам. А для расширения доступа к финансовым ресурсам в сельской местности Центробанк запустил совместный проект с соответствующими ведомствами.

Одним словом, принятые Центробанком  меры регулятивного смягчения оказались настолько эффективными, что президент Ассоциации банков Азербайджана Закир Нуриев призвал их продлить. Хотя финансовая поддержка и внедрение соответствующих льготных механизмов в понесших наибольший ущерб от пандемии областях и значимы, банки затрудняются принимать на себя дополнительные риски этих субъектов бизнеса.

Но желание банков добиться для себя комфортных условий понять легко. А дается-то все это трудно. При общем кредитном портфеле банков и других кредитных организаций страны в 14 млрд 585,3 млн манатов сумма просроченных кредитов составила 1 млрд 62,4 млн манатов (7,3% от общего портфеля). Да и как вернуть кредит, если населению и предпринимателям нанесен большой ущерб. С другой стороны, вклады снимаются с банков, с начала года сбережения сократились почти на 1 млрд манатов. Вот и снижается учетная ставка. Цель — удешевление кредитов и оживление экономики.

И Центробанк настроен оптимистично, согласно его обновленным прогнозам, к концу года инфляция ожидается в диапазоне 3-3,2%, что ниже центра целевого диапазона. И для этого у него есть основания. Достаточно отметить, что в условиях слабого совокупного спроса, по официальной статистике, цены в августе снизились на 0,2%, а годовая инфляция составила 2,8%. Под влиянием сезонных факторов в августе цены на продтовары упали на 0,5%. Цены на непродовольственные товары и тарифы услуг не изменились. В целом динамика фактической инфляции соответствует прогнозам. К тому же до конца года Центробанк намерен поддерживать экономическую активность, контрциклическую фискальную политику, монетарное смягчение и синхронизированные антикризисные меры.

haqqin.az

Оставьте комментарий