Как создавались журналистские фейки в Карабахе? Интервью с побывавшим на передовой Романом Старапоповым

Фраза «Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и до выборов», которую, как считается, произнес в XIX веке первый канцлер Германской империи Отто фон Бисмарк, оказалась справедлива и в XXI веке. Особенно это было заметно по освободительной войне в Карабахе, когда представитель Министерства обороны Армении Арцрун Ованнисян и другие деятели ежедневно врали о ситуации на фронте.

Доходило до того, что поверив информации о «стабильной ситуации» в Шуше, которая, якобы, находится под армянским контролем, группа репортеров ANNA-News попыталась въехать в город позади армянской колонны бронетехники, которая сразу же попала под обстрел. Впрочем, вопросы есть и к журналистам из ANNA-News, телеканала «Дождь», проекта WarGonzo с небезызвестным Семеном Пеговым, который вообще стал символом фальшивых новостей (fake news).

Репортеров из ANNA-News можно поблагодарить за то, что они оказали помощь тяжелораненому азербайджанскому солдату под Шушой. В их присутствии армянские военные не издевались над пленным. А когда этого солдата по имени Амир погрузили в машину, а репортеров уже рядом не было, над ним стали издеваться, избивать. Эти кадры оказались на видеохостингах.

Журналист из эстонского издания RusDelfi Роман Старапопов попытался осветить войну, он побывал на линии фронта с армянской стороны, а после возвращения на Родину, в одном из эфиров рассказал о фейках, создаваемых журналистами, которых он считал своими коллегами. Сейчас его отношение к этим «коллегам», как он сам рассказал в интервью Media.Az, конечно же, изменилось:

— Фейки на войне, к сожалению, неизбежность. Что-то недоговаривают, иногда говорят что-то устрашающее. Нас, к примеру, не допускали на передовую линию фронта. И мы не могли проверить информацию. В итоге мы, в основном, общались с жителями, показывали, как они живут.

— Вы побывали в «горячей точке». На ваш взгляд, это нормально, когда журналисты, которых допустили к передней линии, в отличие от вас, не отделяют себя от воюющей стороны? Этим грешили и ANNANews, и WarGonzo, и некоторые другие. В одном из репортажей журналист говорит: «Нам поставили задачу взять под контроль высоту». Нам – это кому? Иностранный журналист приехал воевать или освещать ход войны? Как такое возможно?

— Это не соответствует журналисткой этике, я с вами согласен. Наша задача снимать, сообщать, но никак не становиться военным или выдавать себя за него. Мы, фактически, наблюдатели.

— Я знаю, что вы рассказали о фейках, которые создавали журналисты, освещавшие события с армянской стороны…

— Да, это так. Но, исходя из этических соображений, мне бы не хотелось называть издания, которые представляли эти люди. Это коллеги, которым я доверял в их работе. Сейчас, конечно же, отношение к ним у меня уже другое.

— Вы можете не называть эти издания, просто расскажите примеры. Как это было?

— Ну, скажем, на видео накладываются звуки очень близких взрывов. А при этом репортер даже не шелохнулся, нет сирен, никто не бежит в бомбоубежище. Корреспондент говорит, показывают закадровую картинку с места событий, а журналист продолжает стоять. И звуки как под копирку.

— Давайте о настроениях людей. Активная фаза войны завершилась, и после этого из Армении звучат заявления, что мол, «нам не дали подраться, повоевать». Действительно ли в Армении такие настроения?

— Когда я там был, то подобных настроений точно не было. Но сейчас я замечаю по публикациям, по новостям, что такие настроения появились, хотя логичнее было бы желать мира.

— Какое отношение к Николу Пашиняну? Сейчас оно больше негативное, это видно, а ваши ощущения?

— О нем вообще не говорили, когда я был в Армении. Его не обвиняли, как сейчас. Так что мне, уже со стороны, сложно оценить как уровень его поддержки, так и уровень недовольства его деятельностью. Но, теоретически, я не исключаю его ухода, может добровольного, а может, по результатам протестов…

Наир Алиев