Глава МИД России Сергей Лавров за неделю совершил два насыщенных визита в Армению и Азербайджан. Целью визита преимущественно было обсудить реализацию трехсторонних заявлений лидеров России, Азербайджана и Армении по нагорно-карабахскому урегулированию. Итоги визита глав российской дипломатии в Ереван и Баку и его встречи с официальными лицами оценивает для «Москва-Баку» политолог, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

Виден контраст встреч министра иностранных дел России Сергея Лаврова с премьер-министром Армении Николом Пашиняном и с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым.

Мы видели, что встреча с азербайджанским лидером прошла очень в открытом, крайне уважительном, дружественном ключе. Стороны шутили. Источался позитив. Связано такое отличие с разницей политической ситуации в двух странах — Армении и Азербайджане.

Армения находится в череде непрерывных политических трансформаций, сейчас намечены внеочередные парламентские выборы, в связи с этим идет ожесточенная внутренняя борьба за голоса избирателей. Армения находится в крайне неустойчивой политической ситуации.

Что касается Азербайджана, то это уверенное в себе государство, где все вопросы решаются на современном уровне, страна пользуется авторитетом на международной арене, во главе нее стоит сильный, уверенный, эффективный лидер. Азербайджан – страна, которая движется вперед. Исходя из разницы положения двух стран, разницы двух лидеров мы видим совершенно различную информационную картину, видеокартину.

Фактически Сергей Лавров приезжал в Ереван в качестве «доктора», который успокаивает, лечит армянскую элиту, которая сейчас в полном раздрае, ведь в стране царит полный хаос.

На переговорах же в Баку разговаривают два политика, которые представляют две сильные страны – Россию и Азербайджан. Отсюда и разница в подходах к переговорам, и разница в тональности переговоров в двух странах, и в объеме обсуждаемых проблем.

В Баку Лавров и Алиев еще раз констатировали, что отношения между нашими странами развиваются чрезвычайно успешно, эффективно, они носят характер стратегического партнерства. Это была встреча двух успешно развивающихся стран, констатировавших успех. В тоже время стороны говорили о необходимости скорейшего содействия реализации всех пунктов трехстороннего заявления, под которыми стоят подписи лидеров России, Азербайджана и Армении. А в Ереване глава российской дипломатии еще раз довел до своих армянских собеседников необходимость реализации трехстороннего заявления от ноября прошлого года и в первую очередь скорейшей передачи карт минных полей и скорейшего разблокирования транспортных коммуникаций, в частности, вопроса реализации Зангезурского коридора. Лавров приехал в Ереван для того, чтобы в какой-то мере надавить на Армению с целью заставить ее выполнять трехстороннее заявление.

В Ереване глава МИД России произнес фразы, которые были приятны для «ушей» Армении. В Баку же глава российской дипломатии делал объективные заявления, здесь шел конкретный разговор. Ведь в Баку с российской стороны не надо никого «лечить».

Если в Ереване Лавров в определенной степени лечил самолюбие политической элиты, то в Азербайджане шел разговор на равных о том, как по Карабаху двигаться вперед. Вопрос о так называемых армянских «военнопленных», на мой взгляд, закрыт. Пленных до 10 ноября прошлого года Азербайджан без каких-либо предварительных условий вернул Армении, у задержанных же армянских военнослужащих после подписания лидерами России, Азербайджана и Армении трехстороннего заявления по нагорно-карабахскому урегулированию статус совершенно другой – это не военнопленные, это незаконно находившиеся на территории Азербайджана армянские военнослужащие, армянские боевики со статусом международных террористов, диверсантов. И это для Баку вопрос принципиальный. Азербайджан не пойдет ни на какой размен. Позиция Москвы здесь так же де-факто такова, что мы соглашаемся с позицией Баку, хотя и говорим Армении какие-то вещи в этой связи… В Ереване пытается организовать международную кампанию давления на Баку в связи с «военнопленными»-диверсантами. Но если Ереван действительно хочет решить проблему, то нужно конкретно вести диалог с Баку по данному вопросу, а не пытаться устраивать какие-то шоу с пикетированием, криками, шумом, плясками, «битьем в бубны», «заклинаниями». Такие методы в современной дипломатии не работают.

Возвращение Еревану трех армянских военнослужащих было политическим решением Баку. Официальный Баку заявил, что в отношении этих людей в результате следствия не было доказательств относительно их причастности к диверсии на азербайджанской территории после подписания трехстороннего заявления 9 ноября прошлого года.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров подчеркнул, что он солидарен с Ильхамом Алиевым в вопросе того, что реваншистские заявления со стороны Армении ни к чему хорошему не могут привести. Есть общая позиция России и Азербайджана в том, что Армения должна выполнять трехстороннее заявление. И здесь нет других интерпретаций. Это во-первых, во-вторых, с практической точки зрения, о каких попытках реванша со стороны Армении сегодня может идти речь? Что, Армения сегодня предпримет агрессию против суверенного Азербайджана, покусится на его территории? Ильхам Алиев говорил, что в ответ на это ответ будет дан мгновенный и очень жесткий. С точки зрения международного права попытки Армении бряцать оружием в практическом варианте будут признаны агрессией. Заявления в Армении о реванше нацелены на то, чтобы бороться за голоса электората, который не может признать итоги 44-дневной войны. Армения сегодня в практическом плане не способна к какому-либо реваншу и вряд ли в ближайшее время будет на это способна.

Россия отстаивает свои собственные интересы в регионе. А ее интересы здесь – это прежде всего стабильность. Позиция Москвы отнюдь не тождественна позиции Еревана. И наоборот. Россия и Армения — две суверенные страны и у каждой — собственные интересы. Со своей стороны мы их реализуем прежде всего так, как, как это важно, в первую очередь, для России, а не Армении. И в этом плане подловить российского министра иностранных дел на каких-то вопросах — это только шоу, это все дешевый фарс, практическая политика делается не так. Я не знаю, зачем наши армянские коллеги прибегают к попыткам спровоцировать Азербайджана и Россию по вопросу Зангезурского коридора. В любом случае, он выгоден всем, прежде всего самой Армении. Но нет, мы видим попытки провокация, ловли рыбы в мутной воде. Армении надо было побеждать в войне. Но нет, она в войне проиграла, и это новая политическая реальность, изменить которую уже невозможно ни вопросами, ни интерпретацией ответов. Это главное. А вместо победы у Армении было 10 тысяч дезертиров, непрерывное отступление, капитуляция. Ну примите это как данность, делайте какие-то выводы, улучшайте жизнь в стране, развивайте ее в пределах международно-признанных границ, делайте так, чтобы люди не уезжали из Армении, а наоборот приезжали. Это же вопрос элементарной, ежедневной повестки дня. Вместо этого в армянском информационном пространстве, с официальной стороны идет низкопробный залихватский блеф, который может вызывать только презрительную усмешку, не более того. И если для внутриармянского потребления это сгодится, то для внешнего наблюдателя – вряд ли. Мы прекрасно понимаем, что за всеми этими «телодвижениями» нет практического смысла. Главное, чтобы это понял сам Ереван.

Лавров в ходе переговоров с Алиевым сделал много комплиментов Азербайджану. Кроме того, он посетил православный храм в Баку. И это даже не позитивный фон российско-азербайджанских отношений, это реальность. Азербайджан – светская страна, где представители разных религий, разных национальностей живут мирно, безконфликтно. Президент страны оказывает поддержку абсолютно всем национальностям, конфессиям, которые действуют на территории Азербайджана. Здесь русские не ущемляются в своих религиозных чувствах, правах, культурных проявлениях. И Азербайджан в этом отношении – это в определенной степени пример, как в межнациональном, межрелигиозном, мультикультурном направлении надо строить политику. И то, что отметил Сергей Лавров в связи с политикой Азербайджана, это не комплимент, это констатация факта. Русские в Азербайджане чувствуют себя комфортно, русский язык в Азербайджане чувствует себя комфортно. И особенно разителен этот контраст при сравнении Азербайджана с соседней Арменией. Министр иностранных дел России по сути констатировал, что между Россией и Азербайджаном нет никаких проблем. И это не сиюминутная картинка, это вся политика, которая проводилась сначала Гейдаром Алиевым, а затем Ильхамом Алиевым. Мы видим, что между Москвой и Баку курс на дружбу и взаимодействие был подтвержден не только на уровне политических заявлений, но и практическими аспектами реализации политики, в частности в области поддержки русского языка в Азербайджане, русского культурного наследия.

Сергей Лавров посетил православный храм в Баку. Это и ответ пропаганде, что Азербайджан якобы плохо относится к христианам в Карабахе. Глупости. Очевидно, что такие заявления Армения делают в рамках информационной войны. Армянская сторона использует любые возможности для того, чтобы бросить тень на репутацию Азербайджана. Все прекрасно понимают, что это внутриармянская проблема – это вопрос демонизации Азербайджана. Это задача, которую решает армянский МИД и другие органы государтсвеннной власти Армении. В Азербайджане же мудрая государственного политика в первую очередь работает на авторитет страны, на ее внутриполитическую стабильность, на эффективное развитие государства, на развитие общества. Поэтому азербайджанский пример показателен для десятков других государств, в том числе самой Армении.

В целом, визит Сергея Лаврова переподтвердил статус России как эффективного посредника по нагорно-карабахскому уреглированию, налаживанию мира между Азербайджаном и Арменией и регионом в целом. В регионе присутствуют российские миротворцы и они являются элементом стабилизации ситуации, предсказуемого развития. И в данной сфере Москва очень ответственно относится к реализации трехсторонних заявлений лидеров России, Азербайджана и Армении от 9 ноября 2020 года и 11 января текущего года. Москва работает на треке внимания к этим проблемам. Южный Кавказ сегодня — один из приоритетных регионов, которому уделяется большое значение в Москве. Визит Сергея Лаврова в регион был призван содействовать скорейшей реализации самых важных и насущных положений трехстороннего заявлений по Карабаху. В первую очередь, это вопрос карт минных полей и запуска транспортного коридора между основной частью Азербайджана и Нахчываном через Армению. Это главная повестка дня, которую имел перед собой министр иностранных дел России Сергей Лавров в ходе визита в регион.