Манат и доллар: что произошло с курсом на самом деле, и почему

Все мы привыкли понимать, что манат — самая стабильная валюта региона. Мы привыкли к словосочетанию «семьдесят восемь сорок четыре», когда речь заходила о соотношении национальной валюты к доллару. В феврале пришлось привыкать к новой формуле — «один ноль пять». С сегодняшнего дня — новая мантра: «один пятьдесят пять» за доллар.

Центральный банк Азербайджана объявил сегодня о резком росте курсов доллара и евро. В распространенном с утра заявлении ЦБ объявил о переходе к плавающему курсу и снова девальвировал нацвалюту. Так, буквально за день доллар подорожал с 1,05 до 1,55 AZN, а евро — с 1,14 до 1,69 AZN.

Попробуем разобраться, что же на самом деле произошло. Для этого вспомним февральскую девальвацию. Еще в середине 2014 года, стоимость барреля нефти была выше 100 долларов. Экспорт энергоресурсов — один из важнейших источников дохода для Азербайджана. И доход этот выражается не в манатах, а в долларах. То же самое касается и всей внешней торговли — и импорт, и экспорт оплачиваются в долларах или евро (в соотношении порядка 70-80% в пользу американской валюты).

Так вот, с лета 2014 года условия изменились. Цена барреля нефти составляла порядка 60 долларов и это оказывало серьезное влияние на уровень поступлений в государственный бюджет. Судите сами: при цене на нефть в 100 долларов за баррель и курсе в 0,784 AZN/USD с каждого барреля наша страна получала 78,4 маната. Курс оставался стабильным, а вот нефтяные котировки — нет. Нетрудно посчитать, что при 60 USD за баррель казна получала лишь по 47 манатов за каждую проданную бочку нефти. Почувствуйте разницу.

А бюджет — это не только доходы, но и обязательства. В первую очередь перед миллионами граждан: учителями, врачами, пенсионерами, студентами, безработными и другими категориями населения. Всем им необходимо — особенно в нынешней ситуации — вовремя и в срок платить зарплаты, пенсии, стипендии и пособия. Нельзя забывать и о других важнейших статьях государственных расходов: это и образование, и медицина, и ремонт существующих и прокладка новых коммуникаций. Азербайджан де-факто находится в состоянии постоянной военной напряженности — а на поддержание боеготовности наших войск, их материальное, техническое обеспечение требуются деньги государственного бюджета.

Доходы в долларах падают, расходы в манатах нужно покрывать. Февральская девальвация была выходом из ситуации: корректировка курса нацвалюты позволила увеличить выручку от продажи нефти в манатном выражении.

Сейчас ситуация повторяется. В бюджете на будущий год заложена цена на нефть в 50 долларов за баррель и бывший до вчерашнего дня актуальным курс маната. Сама нефть, между тем, стоит менее 40 долларов. Асболютно идентичная ситуация. Больше того, весь этот год ЦБ тратил свои резервы на поддержание курса маната уже на постдевальвационном уровне в 1,05. Беглый взгляд на статистику покажет, что за год ЦБА потратил огромную долю своих валютных резервов: если на 1 января их объем приближался к 13,8 млрд долларов, то сегодня их них у Центробанка осталось лишь около 5,5 млрд.

В условиях, когда цены на нефть резко ушли вниз, манатная выручка бюджета резко снизилась. Понятно, что цены на нефть не вернутся на прежний уровень в обозримом будущем. Больше того, на ее котировки влияет целый ряд факторов, регулируемых глобальными экономическими и политическими процессами.

Вывод из этого прост: растущий доллар и дешевеющий манат позволят бюджету нарастить свои доходы в манатном выражении. Именно это и имеет в виду Центральный банк, когда объясняет свое решение необходимостью стратегической поддержки платежеспособности экономики: правительство не может и не будет бросать на произвол судьбы миллионы своих граждан, которые получают зарплату и другие выплаты из бюджета. Население — превыше всего.

Азербайджанская экономика долгое время (и ценой серьезных усилий) субсидировала импорт и поддерживала граждан страны и сейчас каждый сегодня должен сделать все уже для поддержания самой национальной экономики.

Эмин Алиев

источник