Мусульманская Россия. Во что верила Русь до XVII века? Ч.1

1 46
Данной статьей я хочу продолжить разговор о религии Руси, начатый в моей работе «Русь Исламская – воспоминание о будущем». В качестве основного источника будем использовать главу из книги Алексея Бычкова «Киевская Русь. Страна, которой никогда не было?» под названием «1000-летие крещения Руси, или Какую веру принял князь Владимир Святой». Хотя я категорически не согласен с названием книги, мысли в её содержании высказаны довольно интересные.
Стиль изложения я избрал несколько необычный. Буду приводить целые фрагменты из упомянутого первоисточника, и давать к ним свои комментарии, поскольку не все наши читатели в достаточной степени владеют предметом. Кроме того я не всегда полностью согласен с трактовками автора цитируемой работы Текст первоисточника будем дават жирным рифтом, а комментарии – обычным.
Итак, Церковь утверждает, что Владимир Святославич принял в 988 году веру православную, христианскую, почему и считает его Святым князем.
Рассмотрим документы и свидетельства о том, как шло развитие веры от язычества к православию на Руси.
Основными источниками являются греческое «Обстоятельное повествование о том, как крестился народ росов» и русская «Повесть временных лет».
«Обстоятельное повествование» сообщает, что Владимир сидел в своем городе и размышлял — в городе его люди придерживаются четырех религий и никак не могут объединиться вокруг единственной, самой правильной.
«Одни лобызали и чтили веру евреев как величайшую и древнюю, а другие веру персов уважали и к ней прилеплялись, третьи чтили веру сирийскую, четвертые же держались веры агарян». Итак, до принятия православия, как мы видим, киевляне были иудаистами, язычниками-огнепоклонниками, мусульманами, остальные же придерживались сирийской веры, под которой подозреваю несторианство, одно из направлений христианского учения.
Когда греческий летописец ставит на первое место в списке Иудаизм, то следует напомнить, что по соседству с Русью длительное время росло и укреплялось такое государство, как Хазарский каганат. Официальной государственной религией этого образования был Иудаизм. Как он попал и распространился в степях от Дона до Волги тема для отдельного рассказа. А пока нам ясно, что появление этой религии в Русском государстве не представляло диковинку.
Что касается веры персов, то под ней, по нашему мнению, может подразумеваться Зороастризм – монотеистическое учение, бывшее государственной религией в Персии вплоть до покорения последней мусульманскими войсками Арабского Халифата. Правда, по некоторым данным кое-какие языческие боги Древней Руси тоже имел персидское происхождение, и версия первоисточника тоже имеет право на жизнь.
Что касается Несторианства, то появление этого ответвления Христианства более чем вероятно на просторах Руси от кочевых тюркских народов. Говоря об истории позднейшего Христианства историки тщательно прослеживают судьбу западной Католической ветви этого вероучения. Но было ещё и восточное по отношению к Константинополю развитие христианства, которое связывается с именем Антиохийского архиепископа Нестора.
Несториане чётко разделяли две ипостаси Иисуса Христа – божественную и человеческую. При этом, похоже, со временем и по мере движения на восток человеческая сущность Спасителя всё более выдвигалась на первый план. Именно с этим вариантом христианства познакомился молодой Мухаммад из Мекки до того как стал Пророком Ислама. Учитывая, что в Константинополе восторжествовала единосущная, т.е. равноважная трактовка Бога Отца и Сына, несториане были объявлены еретиками и вынужденно бежали на восток – в Сирию, Аравию и дальше вплоть до Китая.

Везде на своём пути сторонники учения Нестора встречали любезный приём и получали поддержку – от персидского шаха до китайского императора. Конечно, это было связано не только с привлекательностью самой концепции, но обусловлено политическими соображениями противодействия византийской экспансии – в случае Персии прямой. В случае Китая такое любезное отношение могло быть связано с ожесточённым соперничеством между Китаем и Хазарией союзницей Византии, за влияние на просторах Средней Азии.
При таком широком распространении Несторианства, которое, впрочем, не стало государственной религией ни в одном из упомянутых регионов, ничего удивительного, что тюркские кочевники позаимствовали эту религию у китайцев, и на седлах своих быстроногих коней принесли на Русь, с коей, вопреки общему мнению, у них были очень тесные и вполне дружественные взаимоотношения.
Обращает на себя внимание отсутствие в списке традиционных, как нам говорят, языческих древнерусских культов. То ли православные греки не считали эти дикие, с их точки зрения, верования вообще за религию, то ли и в самом деле к концу X века их влияние на Руси было незначительно, а капище в Киеве, обнаруженное археологами, можно рассматривать как исторический уже на тот момент памятник.
Интерес представляет и отсутствие упоминания о наличии на Руси греко-православных верующих до официального, так сказать, крещения. Хотя «доподлинно известно» об Аскольдовом крещении аж за сто лет до Владимира. Да и Ольга – бабушка Крестителя – тоже вроде бы крестилась 955957 г. Русская никоновская летопись донесла до нас имена Феодора и Иоанна, отца и сына, не только крещённых, но и принявшихмученическую мерть за Православие. Т.е. процент христианского населения к концу X века на Руси должен был быть уже довольно высок. Неужели всё это неправда?
И послал Владимир послов в Рим — очень понравилось им богослужение католическое, хотел уже принять эту веру, да тут ему посоветовали проверить веру греческую. Вновь послал он тех же самых послов, теперь уже в Константинополь. Послам поднесли богатые дары, и обряды греческие понравились им гораздо больше. Вернулись они, похвалили веру греческую, и решил Владимир больше никуда не посылать послов — и так ясно, какую веру надо принимать, и принял веру греческую. Удивительно, но послы вовсе не интересовались учением веры, но лишь обрядами. Однако фактом остается одно — приняли веру греческую.
А что утверждают русские летописи?
Сидит Владимир в Киеве и приносит жертвы языческим богам. И приходят к нему послы от разных народов с предложением принять истинную веру. Иудеи хвалят свою веру. Он же спрашивает их: «Где земля ваша?» Выяснив, что Бог отвернулся от них и лишил их родины, естественно, веру такую принимать не стал, раз сам Бог от них отвернулся.
Католикам он ответил просто, не мудрствуя лукаво: «Отцы наши вашей веры не принимали, и я не приму». фициальное разделение церквей произошло позже в 1054 г., но начался этот процесс задолго до этой даты. Так что весьма вероятны канонические и обрядовые различия между Римской и Константинопольской церквами уже на момент жизни Владимира и даже в более ранний период. Что касается упоминания отцов, то, возможно, Киевский князь имел в виду конкретно своего отца Святослава, который вёл переговоры с Римом, но не договорился (об том мы ещё скажем).
Пришли мусульмане и говорят: «Прими нашу веру, как самую правильную. Молиться единому богу. Водки не пить, зато жен можно иметь несколько». Что жен можно иметь много — это хорошо, а то, что водки нельзя пить, это никуда не годно, ибо «водка для нас праздник и не можем без нее быть».
По поводу алкоголя, до XVI века крепкие напитки на Руси вообще не пользовались популярностью. Знаменитый хмельной мёд, помните, «И я там был, мёд пиво пил. По усам текло, да в рот не попало.», имел крепость от пяти градусов, т.е. чуть сильнее кваса. Такой напиток вполне мог считаться безалкогольным. Вообще вплоть до Никоновой церковной реформы Русь имела международную репутацию абсолютно непьющей страны. Так что вряд ли пьянство могло выступать мотивом отказа от Ислама.
Если бы не любовь Владимира к Зеленому Змию, могли бы принять ислам, хотя окончательно его отговорили греки, сообщившие Владимиру, что мусульманские женщины — о, ужас! — занимаются оральным сексом. «Тьфу, какая мерзость!» — воскликнул Владимир и наотрез отказался от мусульманской веры. И, естественно, в благодарность за предупреждение принял веру греческую.
Что касается сексуальных извращений, то всякие изыски в этой сфере вряд ли остановили бы молодого князя, потому что есть сведения, что тот отправлял сво интимные нужды рилюдно с несчётным количеством наложниц на огромном ложе , не говоря уже о публичном изнасиловании Рогнеды и других подобных эпизодах. – И много было бесчестья жёнам и девам русским от князя, — примерно так описывает летопись дикое сладострастие Владимира.
Какую? Арианство, конечно. Ибо именно о подобосущности Христа говорит «Повесть». Из-за того что арианство было признано ересью за несколько веков до Владимира, в 1666 году или 1653-54 г. пришлось заново принимать веру — и приняли греко-православие. Так вкратце можно передать сведения русских летописей.
Но это говорят лишь греческие и русские сказания, притом как те, так и другие сообщают, что крестил Русь при Владимире константинопольский патриарх Фотий.
Возникает несколько вопросов: если Фотий и Владимир были современниками, то когда они родились и когда умерли? Почему Владимир принимает арианство, в Константинополе осужденное как ересь еще задолго до Владимира? Есть ли на Руси христианские могилы, принадлежащие русским?
И вот тут мы оказываемся в затруднительном положении. Во-первых, патриарх Фотий умер в 886 году. Владимир родился в 942 году, то есть спустя 56 лет. Стало быть, ну никак не мог Владимир принимать крещение от Фотия. Не восстал же тот из мертвых! Во-вторых, арианства он принять из Константинополя не мог. ообще-то в 942 г. родился отец Владимир Святослав. Но сути дела это не меняет.
К тому же русские летописцы не знают даже, где именно крестился сам Владимир! Называют несколько городов. Скандинавы же, хорошо знавшие то, что творится на Руси, вообще считают, что Владимир был язычником до самой смерти.
Да и с могилами проблема: Раскопки, проведенные донецкими археологами, кладбищ северян открыли захоронения «с подбоем», то есть по мусульманской традиции. Христианские же надгробья появляются в России лишь в 1498 году. До этого отличить могилы христиан от могил язычников весьма непросто, они ничем не отличались. возможно христианских могил в начальный период вообще не было, потому что не было христиан.
Все эти кричащие противоречия делают русские и греческие летописные свидетельства весьма ненадёжными.
А что говорят не греческие или русские сказания, а латинские или мусульманские? И что дает археология?
Хисам-удцин сын Шереф-удцина из Болгара говорит в своей истории: «Болгарский народ принял ислам в месяце рамазане в девятом году хиджры при жизни Пророка по приглашению трех уважаемых асхабов: Абдуррахмана сына Зубейрова, Зубейра сына Джагды и Талхи сына Усманова.
Зубейр был очень сведущ в тюркском языке и остался в Болгаре, женившись на Туй-бике, дочери Айдар-хана. Жил там еще 25 лет и умер. А его товарищи оба возвратились в Медину. И так как от этого Зубейра сына Джагды, некоторые жители Булгара и его окрестностей приняли мусульманское учение, то, по словам Хисам-удцина Шереф-удцинова, там было много последователей, мужчин и женщин» (Марджани).
И хотя Хисам-удцин ибн Шереф-удцин сообщает о тюрках города Болгар, а стало быть, к русским это не должно иметь никакого отношения, но болгары Поволжья — народ смешанного происхождения из славян и тюрок, как сообщают восточные авторы. А арабский ученый Шараф аз-Заман Тахир Марвази (XII век) прямо относит русских к тюркам. То есть русские XII века были народом тюркским. Да и русские летописи косвенно это подтверждают. Напомним, что, когда половцы впервые подошли к Киеву, простой паренек перелез через стену и прошел через ряды половцев, разговаривая с ними на их же языке. Подойдя к Днепру, парнишка бросился в реку и переправился на степную сторону, туда, где жила основная масса «полян» (жителей поля), там он встретился с соплеменниками, кочевавшими на левобережье. И помощь Киеву пришла с востока.
А вот что говорит о киевлянах XII века (как мы знаем — славянах) Абу Хамид ибн абд ар-Рахим ал-Гарнати ал-Андалузи, мир ему и его предкам, побывавший в наших краях в 1131–1153 годах: «И прибыл я в город страны славян, который называется Киев. А в нем тысячи магрибинцев, по виду тюрков, говорящих на тюркском языке. А известны они в той стране под именем печенеги. И встретил я человека из багдадцев, которого зовут Карим ибн Файруз ал-Джаухари, он был женат на дочери одного из этих мусульман. Я устроил этим мусульманам пятничное моление и научил их хутбе, а они не знали пятничной молитвы».
Ну надо же! Живут в самом Киеве, а пятничную молитву правильно прочесть не могут! Не очень многознающими мусульманами были киевляне. Но ведь это значит, что Киев XII века — город мусульманский. Где же там православие?
Но мы же знаем, что еще в X веке была построена Десятинная церковь. Правда, в «Кратких сообщениях Института истории и материальной культуры» (т. 1) помещен отчет о раскопках Десятинной церкви, в котором говорится, что церковь стоит на рву, который был засыпан при строительстве церкви. Археологически засыпка рва датируется аж XIII веком!
1714285
Как христиане смогли поставить церковь в X веке на месте того рва, который только лет через 200 будет засыпан, я сказать не могу. Но должны же были где-то молиться местные мусульмане, вероятно — в Софии Киевской, ведь мечетей в Киеве нет. Придется признать, что в то время церковь и мечеть были синонимами.
Интересно название в древнерусском языке церковного здания — «ропать», из арабского «рибат» — «укрепленный монастырь». Так что? София Киевская — это ропать, в которой молились киевляне XII века? В «Задонщине» (произведение конца XIV-начала XV века) сообщается, что, разграбив имущество татар, русские воины везут своим женам «насычеве». Что такое «насычеве»? Так по-русски называется молитвенный коврик, от арабского «насыдж». одобные коврики для намаза и по сей день используют мусульмане по всему миру. Но для какой надобности они могли пригодиться православным, чтобы тащить их на себе из военного похода. А может русские люди использовали их по прямому назначению?