Наргиз Сулейманова: Ходжалинцы в Баку — часть I — II — ФОТО

a 0C56E6D1 A0D6 25F4 2C64 19DEEF4AD9ED

Этот материал — первый из четырех, который я собрала и написала на основе встреч с ходжалинцами, которые чудом остались живы…

 

В ночь с 25 на 26 февраля 1992 года армянские вооруженные формирования при участии некоторых военнослужащих 366-го полка, дислоцированного в Степанакерте, заняли город Ходжалы.

В результате трагедии погибло 613 человек, из них 83 ребенка, 106 женщин, 70 стариков. 8 семей было уничтожено полностью. 487 человек, включая 76 детей, было ранено, 150 человек пропало без вести, 1 275 человек побывало в заложниках.

Эта цифры написаны кровью на страницах истории Азербайджана. Разве можно такое забыть, простить?!

Кровавая летопись

Пройдут десятилетия, и после того, как Карабах, этот кусок плоти, вырванный из сердца народа, вернется к нам, когда поля опять засверкают золотой пшеницей, а леса покроются живительной зеленью листвы, люди смогут вернуться в свои дома, боль может чуть притупиться. Но не более того…

1012

Как можно забыть трагедию всего народа, зверства, учиненные врагом, которого мы взрастили на собственной груди? Должны пройти многие десятилетия, чтобы боль наша притупилась…

Вероломство гостя, обманом проникшего в наш дом, чтобы, использовав доброту хозяина лишить его всего самого дорогого, что может быть у человека, его родного крова и земли, где покоится прах его предков, не останется безнаказанным.

Цифры… имена… фамилии… за каждым из них стоит судьба человека, героя. Погибшие дети, которые смогли бы стать великими людьми, женщины, которые смогли бы родить сыновей и дочерей своего прекрасного края.

Во что сегодня превратили эти варвары нашу землю, страшно смотреть. Рассадник терроризма и криминала, неконтролируемая территория некогда цветущего Карабаха стала источником прибыли кучки людей, которые своими грязными политическими играми пытаются втянуть нашу страну в войну, чтобы потом трубить по всему миру, что мы агрессоры.

Все имеет свой конец, когда-либо и эта кровавая страница нашей истории закроется, но люди никогда не забудут, кто их враг, а кто друг…

Прошло уже 24 года со дня трагедии, постигшего мой многострадальный народ.

 

Сегодня, наше государство создало все условия для вынужденных переселенцев с незаконно оккупированных исконно азербайджанских земель. Мне давно хотелось увидеться с ходжалинцами, побеседовать с ними, узнать о той жизни, об этой, посмотреть, как они живут.

Случай свел меня с прекрасным человеком, которая оказалась ходжалинкой, в 16 лет покинувшей Ходжалы на одном из двух вертолетов, за несколько дней до разыгравшейся трагедии. Я попросила ее рассказать, что она помнит и чему была свидетелем.

Новрузова Айна ханум Аллахяр кызы… красивая той особенной притягательностью, которою славятся азербайджанки, скромная, обаятельная, умная и культурная женщина.

12027595_507409162754331_3796754842882679249_n

Она начала свой рассказ:

-Я родилась в Ходжалы. Мне было 12 лет, то есть в сентябре 1988 года мы услышали, что на Ходжалы напали. Помню, что мои родные и все соседи, кто чем вооружившись побежали в сторону, откуда как сказали на нас напали армяне. Как потом оказалось, это были армянские бандформирования, огнестрельного оружия не было. Они сожгли несколько домов на окраине города, но люди отбили нападение. Огнестрельного оружия тогда ни у кого не было, но смутно помню, что люди хватали все, что под руку попадалось- топоры, вилы, лопаты. Нападавшие были в военной форме, но как сказали позже взрослые, без опознавательных знаков.

Мы были детьми, и нас тогда попрятали взрослые.

Начиная с этого времени, Ходжалы стал подвергаться регулярным нападениям и обстрелам ракетами. Тогда данные об убитых и раненых скрывались государством. Там жило порядка 7000 человек, плюс было много, приезжих- например, турки-мэсхетинцы, которые бежали из Армении и из мест, где кучно проживали армяне. Постоянно слышались звуки выстрелов. По ночам, все наши окна занавешивали, чтобы армянские снайперы не смогли увидеть свет.  Мы практически жили в блокадных условиях на своей собственной земле.  Все ночи мы спали не раздеваясь, потому что при сильных обстрелах мы убегали в лес, потом. Когда звуки ракет и выстрелов становились тише, мы возвращались домой. Многие прятались в подвалах. Даже после того, как нас-детей вывезли из Ходжалы на мирную территорию, я долгие годы не могла спать спокойно.

Позже, в ноябре 1991 года во двор школы попала ракета, когда она у нас проходили занятия. Осколки срикошетили в один из классов, который по счастливой случайности оказался пуст. Но от грохота ломающийся школьной мебели, посыпавшихся стекол и шума взрыва многие дети испытали настоящий шок и стресс. Долго после этого, я с опаской выходила на улицу и все время вжимала голову в плечи из-за каждого малейшего звука. Позже, я месяцами лежала в больнице, чтобы избавиться от страха разных фобий.  У меня начались провалы в памяти, видимо детская психика так стала бороться с кошмарами наяву. Шок пережили многие дети тогда, очень многие лечились после того, как нас вывезли с Ходжалы.

-А что предпринимали государственные структуры в то время, как творился такой произвол?

— Мне было уже 15 лет, и я видела, как люди страдают, но структуры власти молчали, хотя с ужасным риском для жизни несколько раз ходжалинцы выбирались из блокадного города, чтобы донести до ответственных лиц о тяжелейшем положении людей. Они просили, чтобы либо послали войска, либо же вывезли людей. Но молчание властей в конце концов привели к ужасающей трагедии, в которой погибло и пропало без вести такое огромное количество мирных жителей Ходжалы. В последние год у нас не было ни газа, ни телефонной связи, ни электричества. Дороги все были перекрыты и в Ходжалы можно было попасть или уехать только на вертолете. До этого, дорога проходила через Аскеран, но и людей, которые оттуда проходили избивали, водителей автобусов и пассажиров стаскивали с транспорта, издевались, били, отнимали все, только потом отпускали.

-А что это были за автобусы?

-Тогда еще был маршрут Ходжалы-Агдам, но он проезжал, как я выше заметила по территории, где были несколько сел, в которых кучно проживали армяне. Раньше, там жили и азербайджанцы, но за период войны, они все оттуда уехали кто куда.

Это продолжалось до 1991 года. Потом, и эта дорога была перекрыта.

В 1991 году, 15 человек из Ходжалы приехали в Баку, в их числе был и мой отец, который всю жизнь проработал учителем, и они буквально спасли перед Верховным Советом, пока их не приняли. Им обещали, мол, езжайте обратно, мы решим проблему, откроем дорогу и все наладится. Так правительство обмануло наших аксакалов, а те поверив вернулись в Ходжалы.

После того, как люди поняли, что с центра не будет помощи, стали создаваться отряды самообороны. Из Баку приехали 21 человек добровольцев, которые пробрались к нам лесами.

Среди них был и Агиль Кулиев- Национальный Герой, «Аллах она рехмет етсин».

Потом, мужчины собирались и каждую ночь после бандитского нападения в 1988 году, устраивали посты защиты. Охраняли каждую улицу, каждый двор. Собрали все оружие, которое было по домам. А в то время были только охотничьи ружья, одностволки и двустволки.

У нас в доме было два ружья. Мой отец одно брал с собой, а второе с несколькими патронами оставлял матери. Помню, что он каждый раз говорил, что, если я не вернусь с поста, а армяне ворвутся домой, три патрона оставь, для себя и детей. Чтобы не дай Аллах, вы к ним живыми попадете.

Отступление…

Я сидела напротив нее, слушала и плакала. Все, что она рассказывала, происходило не в варварское средневековье, а в конце «цивилизованного» ХХ века, и не на задворках мира, а в культурной и современной, вроде бы, стране.

Кто довел людей до того, что как во времена древних викингов или нашествия монголо-татар, мужья давали своим женам такое страшное напутствие?

12 дней в лесу…

Часть вторая…

 

Айна Новрузова…

12027595_507409162754331_3796754842882679249_n

Ходжалинская девочка, которая перенесла всю боль, которую может испытать человек при жизни- от потери родного человека, до разлуки с отчим домом….

— Прошло много лет, но не стерся грозный и такой любимый голос отца, которым он напутствовал мою мать каждый день:

— Не забывай, сына, дочь, а потом себя…

Мы жили вот так целых 4 года и 23 дня…

Наконец, незадолго до кровавого дня Ходжалы, в ноябре 1991 года, моя школа была разрушена до основания ракетой «Алазан».

У нас был очень молодой учитель- Алиев Руфат, который оставив Баку приехал в Ходжалы преподавать. Мы его очень любили. Мне было 15 лет тогда. У него была мать, которая жила в Ходжалы, поэтому он перевелся на заочный факультет АПИ им. Ахундова, вернулся, чтобы защитить ее и отчий дом. Молодой совсем еще мужчина, Руфат муеллим, не мог оставаться в стороне от той борьбы, которые ходжалинцы вели за свою землю. Он тогда попал в плен к армянам.

Мать его недавно скончалась в Баку, а про него уже 23 года ничего не слышно. Жив ли мой учитель, или мертв, никто не знает, и мы не можем выяснить.

В январе 1992 года, в самый разгар войны два военных вертолета, вывезли из Ходжалы детей и стариков. Я была на одном из них.

-А сколько людей так вывезли?

-В каждом вертолете было около 200-300 человек, я точное количество не помню. Мы тогда не знали, что произойдет трагедия и Ходжалы перейдет в руки врагов. Я училась уже в последнем классе, и отец, сам будучи в Ходжалы, через знакомых и родственников устроил меня тогда в школу в Агджабеди. Меня в ту трагичную ночь не было в Ходжалы, но именно в тот день я потеряла дедушку, которому было 82 года. Он не сел на вертолет, а воевал среди остальных. Погибли и мои дяди, двоюродный брат, тетю- сестру отца и ее детей армяне взяли в заложники. Потом ее отпустили, она была одной из тех, кто отморозил ноги, когда шли через лес в Агдам. Ее близнецов армяне не отпустили, чтобы мать, даже если и была освобождена, то не переставала страдать. Вы представляете, что это такое, когда мать знает, что ее дети в плену у извергов и ничего с этим не может поделать?!

Детей, которым было по три года удалось освободить только через 45 дней.

Теперь они выросли, каждый имеет свою семью.

-А как смогли вернуть ее детей?

-В Баку, в Баиловской тюрьме сидел какой-то армянин. Его запросили в обмен на детей. Мой отец тогда с очень большими трудностями добился его освобождения и обменял этого преступника на детей своей сестры.

Все это вспоминать очень тяжело. Только что была на одном мероприятии, посвященному Ходжалинскому геноциду. Каждый раз, когда вижу эти фото, мое сердце обливается кровью, ведь я знала многих…

Позже азербайджанская сторона разными способами, деньгами, пленными армянами обменяла и смогла освободить из плена многих, но 175 человек пропали бесследно. 613 трупов тоже разными способами были вывезены и похоронены в Агдаме.

-Как все произошло?

В ночь с 25 на 26 в 12 часов ночи, армяне перешли в наступление со всех четырех сторон. Тогда в городе были, как я говорила отряды самообороны, в том числе отряд Тофик Гусейнова, группа из 21 человек под предводительством Агиль Кулиева, который был тяжело ранен в боях еще раньше.

«С началом Карабахской войны он стал одним из участников обороны Ходжалы, позднее став командиром. В Ходжалы Гусейнов получил прозвище «Михайло». После этой операции он был удостоен звания майора.

В ходе боёв он уничтожил боевые установки армянских войск, ведущих обстрел Ходжалы из села Норагюх. Позднее Тофик Гусейнов уничтожил артиллерийскую установку армян «Алазань», расположенную в селе Мехтикенд, захватив в плен 10 армянских военных. После этой операции он был удостоен звания майора. Во

время Ходжалинской резни Гусейнов спас много мирных жителей. Сражаясь до последнего Тофик в последнюю минуту подорвал гранатой и себя и находящихся рядом армянских солдат» …

200px-Агиль_Кулиев

«Агиль Кулиев В 1992 году назначен командиром роты и направлен в Агдам. Он принимал участие в защите Ходжалы от армянских вооруженных формирований. 25 февраля 1992 года был серьезно ранен и погиб» … от автора

-А как этот отряд смог добраться до вас из Баку? На вертолете?

-Нет, они 12 дней через леса пробирались в Ходжалы.

В первую очередь, армяне хотели уничтожить аэропорт, что они и смогли сделать, бросив основные силы в этом направлении. А потом практически началась резня, силы были слишком неравны. Обессиленные годами блокады ходжалинцы, которые боролись в ту ночь за каждую пядь родной земли и небольшой отряд добровольцев, часть которых была уже ранена в предыдущих боях. Все остальное вы знаете…

-Айна ханум, как вы жили после того, как покинули родной Ходжалы?

— Когда случилась это трагедия я была в Агдаме. По мере того, как приходили беженцы, семьи с детьми собирали в одно место, которое местные называли «Механизация». Мы тоже оставались там.

Все покинули Ходжалы только в одной одежде. Никто ничего с собой не взял, потому что, во-первых, не было времени, во-вторых, все думали, что все будет, как и в прошлые разы, когда после обстрела и боев люди опять возвращались в свои дома. Агдамцы разбирали беженцев по две-три семьи в свои дома. Через пару дней мою семь переселили в детский сад в селе Гейтепе Агдамского района. Из моей семьи там были отец, мать, я, трое моих братьев, которые были младше меня, и старшая сестра, которая училась тогда в Агдаме.

Позже мы переехали в Огуз. Там я и закончила среднюю школу. Я приехала после школы в Баку. Хотела подать документы на факультет журналистики, но из-за того, что в то время вступительные экзамены перешли на тестовую основу, а у меня не было подготовки, я не смогла поступить. Отец в то время был сильно занят, это было лето 1992 года. Он занимался беженцами, налаживал связи с теми, кто смог тогда выжить. Когда я не поступила и вернулась в район, общежитие, куда нас поместили стали донимать сваты, семья испугалась, что меня могут «украсть» и решила выдать меня замуж. Но я отказалась выходить замуж за того, кого мне сосватала семья. Я убежала с парнем, которого любила еще с Ходжалы, со школы.

-Вы встречались еще со времени, когда жили в Ходжалы?

-Что вы? Я даже ни разу с ним не говорила, просто по взглядам, которые он на меня бросал всегда знала, что любит меня уже давно. Его семья были беженцами с другой части района Ходжалы, и переехали в сам город после того, как их село в 1988-89 году заняли армяне. Они жили в Ходжалы в финских домах, которые были для них выделены городом. Там же жили и месхетинские турки, которые бежали с Армении.

-Кем сейчас работает ваш муж?

-Он водитель автобуса, который ездит в районы.

-А вы кем работаете?

-Я председатель Бинагадинского отдела общественного союза по продвижению признания Ходжалинского геноцида. Больше нигде не работаю.

-А какая у вас зарплата, если не секрет?

-Моя зарплата бывает ровно столько, сколько даст муж.

-Вы работаете на общественных началах?

-А разве может быть по-другому? Это будет работой всей моей жизни, пока не вернется моя родная земля.

Но скажу, что нам очень помогает Бинагадинский Исполнительный комитет. Не только моей семье, но и многим вынужденным переселенцам. По всем праздникам нам делают очень хорошие подарки, продукты, иногда деньгами.

-Сколько у вас детей?

-У меня их трое, сын и двое дочерей. Сын отслужил и только недавно вернулся. Готовится в институт, пока же работает личным водителем. Хочет стать полицейским. Дочь окончила Бакинский гуманитарный колледж, всего месяц работает на канале СТВ. Младшей дочке всего 4 года.

-Где вы живете?

Государство выделило нам 3-х комнатную квартиру в поселке Мушфигабад, за что мы очень благодарны.

-Задам вам вот такой вопрос, вы собираетесь возвращаться в свой дом, после того, как Карабах будет возвращен?

 

Продолжение ТУТ