«Нефтяная истерика» — Ереван снова терпит фиаско

a 039C3BB8 C7AB A377 2D82 42B62C88833B

Как надлежит поступить государству, если в соседней стране обнаружилась… ну, скажем, нефть? Приготовиться покупать. Попытаться заполучить на свою территорию трубопровод. Если есть свободные средства, вложить в эти нефтяные проекты инвестиции, чтобы потом «стричь дивиденды». «Закинуть удочку» насчет будущих инвестиций уже в собственную экономику — нефть, как известно, означает еще и «нефтедоллары». Рецептов множество, и все они основаны на сотрудничестве и старой как мир народной мудрости: «Если у соседа есть две коровы, мои дети тоже не останутся без молока».  

Но, к сожалению, такой вот житейской мудрости, помноженной на государственное стратегическое видение, хватает не всем. Классический пример — Армения. Где представители местного «болтающего класса» периодически «выстреливают» заявления на тему «что мы можем сделать, чтобы у такого-сякого Азербайджана не было бы нефти. Ну, или хотя бы возможность ее добывать и экспортировать».  

Вот и Аркадий Тер-Тадевосян, генерал-майор в отставке, попал в новости с тегом «нефть». Отставной вояка во время встречи с журналистами в пресс-клубе вдруг решил пригрозить Азербайджану ракетным ударом по нефтяным платформам. Армянский генерал с воинственным видом изрек: «Мы не скрываем, что наши ракеты направлены на их платформы». Словом, решил и своих воодушевить, и чужих попугать.  

Одно плохо: вышло все у Тер-Тадевосяна как-то… непрофессионально. То, что бравый отставной вояка плохо разбирается в технических нефтяных тонкостях, хотя и берется о них рассуждать, как-то не удивляет. Недостаток знаний у такой публики встречается часто, как и переизбыток апломба, кстати говоря.

Но вот и в чисто военных вопросах, как выяснилось, Тер-Тадевосян не очень. Во всяком случае, генерал-лейтенант в отставке Яшар Айдемиров, бывший командир корпуса ВС Азербайджанской Республики, попросту посоветовал Аркадию Тер-Тадевосяну «учить матчасть».

«Чем собираетесь поражать наши платформы, если расстояние от Ханкенди до ближайшей платформы составляет более 300 км? Вы хоть изучите возможности нанесения ударов по дальности из ваших ракетных систем! У комплекса Р-300 — максимум 300 км, но по площади 100 на 100 м! И нет у вас никакой, хотя бы одной, возможности точечного поражения целей, ни у одного из образцов так тщательно проверенной вами техники!» — напомнил генерал-лейтенант. И заодно посоветовал учесть и такое обстоятельство: имеющиеся у азербайджанской армии средства поражения, которые не просто проверены, а действительно на сегодняшний день на порядок превосходят армянские, уже нацелены на цели в Армении. И если они сработают, урон Армении будет нанесен действительно непоправимый. Такая вот «матчасть».  

Только вот если говорить начистоту, что еще остается делать ереванскому «болтающему классу», кроме как «бряцать языком» по адресу азербайджанских нефтегазовых проектов? Особенно, если эта страна просто не смогла выработать адекватного политического курса с учетом того факта, что у Азербайджана есть нефть? И ладно, если бы нефть обнаружилась в Азербайджане вдруг, неожиданно для всех и уже после начала войны за Карабах.

На севере Европы до сих пор помнят, как в середине шестидесятых годов один увенчанный лаврами авторитет нефтяной геологии заявил, что в Северном море никакой нефти не может быть в принципе, и еще добавил: «Я готов лично выпить всю нефть, которую там найдут». А уже через четыре года ведущие мировые нефтяные компании наперебой «столбили участки» вблизи берегов Шотландии и Норвегии.

Но здесь явно не тот случай. О том, что в Азербайджане есть нефть, знали еще пару тысяч лет до новой эры. А уж будущие «контрактные структуры» были разведаны еще в советские годы. Знали о них, без сомнения, и в Ереване — туда на постоянное место жительства перебрались и многие бывшие сотрудники «Азнефти».

Впрочем, знали в Армении и другое: одного только наличия нефти для полноценного «нефтяного бума» еще недостаточно. К ней надо приложить еще и продуманную политическую стратегию. А вот здесь «национал-чванство» перехлестнуло через край: что, «эти кочевники» смогут привести на свои месторождения большой нефтяной бизнес? Да вы шутите! Во-первых, провести нефтяные переговоры — это вам не зелень на базаре продавать. Во-вторых, вы что, забыли об «армянском лобби»? Оно просто не позволит развернуть бизнес в Азербайджане!  

Но пока в Армении старательно загибали пальцы и перечисляли «в-третьих», «в-пятых» и «в-десятых», в Баку торжественно подписали свой «Контракт века».  

Но даже после этого в Ереване привычно отмахивались при помощи демагогических лозунгов в стиле «у Азербайджана есть нефть, а у нас — диаспора!» Но теперь уже «отмахнуться» не получится. Контраст между Азербайджаном и Арменией слишком явный. И Серж Саргсян уже с трибуны Совета Европы жалуется: как это так — Азербайджан тратит свои нефтедоллары только на себя?!

Еще одна излюбленная тема армянской «дипломатии доносов» — военные расходы Азербайджана. В основе которых, и это в Ереване понимают очень хорошо, лежит успех экономической стратегии нашей страны. У армянской элиты есть причины, пардон, исходить злобой.  

И что же теперь, скажите на милость, этой самой армянской «интеллектуальной элите» делать? Особенно если эта элита состоит из персон уровня Тер-Тадевосяна? Признать, что Армения просто «опоздала на поезд», и важнейшие трубопроводы вместе с «трубопроводными» инвестициями прошли мимо ее территории? Что поставляемый в Армению российский газ обходится дороже, чем азербайджанский, который покупает Грузия? Что, наконец, мимо Армении проплыли инвестиции, которые Азербайджан вкладывает в Грузию, в Турцию, в другие страны, но никак не в Армению?  

Вот и реагируют на ситуацию в полном соответствии с существующим в Армении уровнем политической культуры, периодически выступая с угрозами то «нанести удар по нефтяным платформам», то «наступать до захвата Евлаха и Мингечаура».  

Если поднапрячь память, то можно вспомнить: АСАЛА еще в августе 1993 года выпустила специальное заявление, где предупредила, что, дескать, «не допустит» прокладки, цитируем, «пантюркистского трубопровода на оккупированной армянской земле, особенно в то время, когда армяне борются за независимость в Азербайджане», пригрозив заодно терактами участникам будущего «Контракта века», включая bp, Unocal и Pennsoil.

Новая волна угроз последовала в 1995 году, и тогда, по сведениям азербайджанских СМИ, террористические угрозы всерьез обсуждались в «нефтяных кругах». Практически сразу же находившийся во французской тюрьме Варужан Карапетян, отбывавший срок за то, что заложил в аэропорту «Орли» бомбу в гражданский самолет, посоветовал в одном из писем, чтобы ради азербайджанской нефти «не попирались права героического народа «Арцаха»». Сегодня Варужан Карапетян перебрался в Армению, а с угрозами, которые ранее озвучивала АСАЛА, теперь выступают уже вполне официальные представители Еревана, где, к сожалению, носителями «террористического менталитета» оказалась вся правящая команда. Доходит до вполне официальных сообщений о том, что на очередных учениях на оккупированных азербайджанских землях «отрабатывалось нанесение удара по нефтяным объектам». 

Только вот не зря европейские дипломаты и «на камеру», и в режиме record off в ответ на просьбу прокомментировать всю эту ереванскую «игру в войнушку» предупреждали: если Армения действительно решится ударить по нефтяным объектам Азербайджана, она окажется в положении изгоя. Просто нынешние нефтегазовые объекты — это не только источник дохода для Азербайджана. Это еще и важный фактор энергетической безопасности Европы, это проекты, в которых задействованы ведущие нефтяные компании из ведущих стран мира, у которых свои «рычаги влияния». И это явно не тот случай, когда можно надеяться на «армянское лобби», «гражданское общество» или еще кого-нибудь в том же роде.

Так что Армении в своем «нефтяном неврозе» лучше помнить одну простую истину: нефть и газ — субстанции огнеопасные. А с огнем играть, как известно, не рекомендуется.