О какой дороге говорил Лавров?

500 650x410 46

Проходящие по территории Азербайджана транспортные коридоры остаются в центре внимания политиков и экспертов многих стран мира. Авария контейнеровоза в Суэцком канале и блокировка этой транспортной артерии всего на несколько дней, что обошлось мировой экономике в миллиард долларов ущерба, заставляют многих с куда большим вниманием рассматривать альтернативные транспортные коридоры. Вот и глава МИД РФ Сергей Лавров в своем интервью иранскому агентству IRNA заявил, что международный транспортный коридор (МТК) «Север-Юг» может стать основой для единого экономического пространства между Россией и Ираном, важность реализации таких проектов показала ситуация с блокировкой Суэцкого канала. «В России на правительственном уровне утверждены и реализуются необходимые для этого планы и программы, в том числе применительно к прикаспийскому региону. Знаем, что в Тегеране также уделяют повышенное внимание данному вопросу. Рассчитываем, что иранским партнерам удастся успешно завершить строительство подходов к порту Каспиан (СЭЗ «Энзели»), а также железной дороги в Азербайджан. Это существенно повысит конкурентоспособность МТК «Север-Юг» и его привлекательность для грузоотправителей», — цитируют журналисты главу МИД РФ.

Так о какой железной дороге говорил Лавров?

Напомним «железнодорожную географию». Еще в годы существования СССР железнодорожное сообщение с Ираном осуществлялось через Азербайджан. Был даже поезд Москва-Тегеран — он шел из Москвы до Баку, оттуда «сворачивал» на запад, далее через мегринский участок Азербайджанской железной дороги следовал в Нахчыван и уже в Джульфе пересекал советско-иранскую границу.

Но затем, когда Армения, которая первой применила в регионе тактику «железнодорожной блокады», движение поездов по Мегринскому участку было прекращено. На оккупированных азербайджанских землях свинтили и продали в Иран все «железнодорожное» оборудование, и прежде всего рельсы и провода электросети.

Но в то время, пока долина Араза оставалась под армянской оккупацией, в Азербайджане заговорили о прокладке железной дороги в Иран напрямую — через Астару, далее уже по иранской территории к городу Решт. И не просто заговорили, а подписали соответствующие соглашения с Россией и Ираном. Азербайджан провел свою часть работы по модернизации железной дороги до Астары. А теперь Лавров напоминает в беседе с иранскими журналистами об участке дороги от Астары до Решта.

А вот это уже интересно. Прежде всего, судя по словам Лаврова, Армения остается за бортом коридора «Север-Юг» — притом что здесь строили в этой связи большие планы и даже собирались пробивать железную дорогу через Зангезур в Иран. Теперь понятно, что все это так и осталось на уровне прожектов.

Однако примечательно другое. Сегодня,  на основе капитуляции Армении и условий трехстороннего заявления от 10 ноября, в регионе стартует процесс разблокирования коммуникаций, Азербайджан получил возможность воспользоваться «Зангезурским коридором» и установить прямую сухопутную связь с Нахчываном. О возможности восстановления и проходившей там железной дороги заговорили в регионе сразу же. Более того, по горячим следам прекращения огня «железнодорожный вопрос» обсуждался и с Россией, тем более что железнодорожная сеть Армении находится в концессионном управлении РЖД, точнее, ее «дочки» — «Южно-Кавказских железных дорог».

Но именно вокруг «Зангезурского коридора», о чем уже многократно рассказывал Minval.az, в Армении бушует самая настоящая истерика. Конечно, обвинения в стиле «вслед за «Арцахом» Пашинян сдаст «туркам» еще и «Сюник»», можно посчитать внутренним делом Армении. Но сегодня это «внутреннее дело» приводит не только к поискам таинственной «азербайджано-турецкой делегации», которая будто бы прибыла в Ереван в самолете генерала Рустама Мурадова и теперь собирается «провести замеры на местности» для прокладки Зангезурского коридора — Ереван открыто саботирует выполнение договоренностей по открытию коммуникаций через Зангезур. И если на этом фоне Лавров говорит о железной дороге Астара-Астара-Решт, не упоминая возобновление движения через Джульфу — то как это понимать? Восстановить старую дорогу оказалось труднее и дороже, чем проложить новую? Или…в Москве не намерены «продавливать» восстановление железной дороги через Зангезур и Нахчыван? Но если так, то «выборочное» выполнение Россией условий трехстороннего заявления от 10 ноября, подберем самый мягкий эпитет, никак не работает на ее авторитет как модератора посткофнликтного урегулирования. Тот самый авторитет, который и так изрядно пострадал от затянувшегося молчания РФ по поводу «Искандеров».

Нурани, обозреватель

Minval.az