Опубликовано

Первиз «Кобра» Абдуллаев: «Я буду побеждать только под флагом Азербайджана»

gapp56a52622b0e551.40671610
2869657005409330
Свой юбилей — 30-й день рождения справил в первых числах января один из сильнейших кикбоксеров современности Первиз «Кобра» Абдуллаев (72 кг).

«Этот боец сделал себя сам, — сказал как-то знаменитый российский спортивный журналист, мастер боевых искусств, обладатель черного пояса и 1-го дана по карате Игорь Рязанцев. — Ценою упорного труда и фантастической целеустремленности, падая и вставая, Первиз пробивал себе дорогу в элиту. И добился своего! Сегодня «Кобра» — суперзвезда, чье имя на афише неизменно обеспечивает аншлаг».

В гостях у газеты «Бакинский рабочий» —  представитель клуба «Габала», сотрудник МЧС Азербайджана (Министерство по чрезвычайным ситуациям), чемпион мира по кикбоксингу и 2-кратный чемпион страны по ушу-саньда Первиз Абдуллаев.

— Пусть и с небольшим опозданием, но все же, примите поздравления в связи с юбилеем.

— Большое спасибо.

—  С каким настроением встретили Новый 2016 год?

— В прекрасном настроении.

— Уж не декабрьская ли победа над Азизом Каллахом стала причиной прекрасного настроения?

— Ну, она в немалой степени тому способствовала.

— Чуть позже мы обязательно вернемся к тому бою. Но, для начала, расскажите немного о себе. Парадокс, но азербайджанские любители спорта очень мало знают о звезде мирового муай-тайя — Первизе Абдуллаеве.

—  Я родился в Агдаме 5 января 1986 года. Спортом занимаюсь с 11 лет. Сперва это было кунг-фу, а затем джит-кун-до — единоборство, разработанное самим Брюсом Ли. В этом стиле работал до 2006 года. Потом на какое-то время увлекся боксом, и только в 2007 году пришел в кикбоксинг, начал  заниматься  у Мехмана Умудова. Это удивительный человек, благодаря которому  уже через год я стал чемпионом мира по версии WAKO (самая престижная версия любительского кикбоксинга — прим.).

%D0%B2%20%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82

— Объясните разницу между муай-тайем и кикбоксингом?

— Муай-тай — это таиландское искусство, его еще называют тайским боксом. Кикбоксинг — это более мягкая версия муай-тайя, где запрещены удары коленями и локтями. 

— Правда ли, что родители были против вашего увлечения спортом?

— Правда. Я был отличником, старостой класса, и они опасались, что тренировки не лучшим образом скажутся на моей успеваемости. Благо, удалось переубедить их. Успевал заниматься и спортом, и образованием. Паузу в тренировках сделал только перед вступительными экзаменами в Бакинский государственный университет, где-то на 6 месяцев. А поступив на исторический факультет, благополучно вернулся в спорт. 

— Настало время рассказать о последнем бое.

— Он состоялся в Амстердаме, 4 декабря. Помимо личного тренера Мехмана Умудова, огромную помощь в подготовке оказал корифей азербайджанского карате, 2-кратный чемпион мира Физули Мусаев. А еще поддержать меня приехал президент национальной федерации кикбоксинга и муай-тайя, депутат Милли Меджлиса  Адиль Алиев. Пользуясь случаем, хотелось бы еще раз поблагодарить этих людей за поддержку.

—  «Страна тюльпанов»  восприняла  поражение Каллаха как нечто из ряда вон выходящее. Согласно опросу, порядка 97%  болельщиков  ожидали увидеть очередную победу кумира. 

— Вы правы, они не сомневались в победе любимого спортсмена. А вместо этого увидели  бой, проигранный Каллахом вчистую.

— Азербайджан — одна из сильнейших спортивных держав современности. Десятки титулованных и сотни перспективных спортсменов со всех уголков земного шара изъявляют желание выступать под нашими знаменами.

Помимо этого, государственная программа Азербайджана по развитию физкультуры и спорта признана одной из самых действенных в мире.

— Почему российские болельщики знают Первиза Абдуллаева лучше, чем азербайджанские?

— До недавнего времени я, Шахрияр и Бахтияр Аббасовы («Бой без правил»), Забит «Маугли» Самедов (Муай-тай) действительно были более популярны в России, чем на Родине.

Похожая ситуация у большинства бойцов из республик бывшего Союза и стран Восточной Европы. Всех их в России знают лучше, чем дома.

Дело в том, что мы представляем не олимпийские единоборства, которые для болельщиков постсоветского пространства и Восточной Европы регулярно транслирует только один российский телеканал «Боец». Отсюда и узнаваемость, и огромный интерес у публики, и реклама. Опять же, большинство европейских турниров по муай-тайю проходят именно в России.

Но, как я отметил, так было до недавнего времени. Азербайджанское ТВ уже заполнило эту нишу, и теперь болельщики знают поименно всех отечественных бойцов — неолимпийцев. Это заметно хотя бы по тому, что нас чаще стали узнавать на улице.

— Правда ли, что турецкие промоутеры предлагали вам сменить гражданство?

— И турки обращались, и канадцы. Но я отказывал всем, потому что не буду радоваться от души, поднимая не наш флаг. Я ощущаю себя частичкой нашего, а не канадского знамени, понимаете? Оно чужое, не мое, не родное. Я — азербайджанский боец, и побеждать буду только под нашим флагом.

— Сегодня вы — кумир мальчишек, делающих первые шаги в спорте. А есть ли кумир у «Кобры»?

— Великий боксер Майк Тайсон — мой кумир. Импонирует его напористый стиль — атака  и только атака. Я и сам являюсь агрессором на ринге, попросту не умею драться по-иному.

— Помимо муай-тайя, если не ошибаюсь, вы увлекаетесь футболом.

— Да, очень люблю футбол. Болею за агдамский «Карабах». Между прочим, играл в свое время за сборную БГУ.

— У вас нет ни единого шанса осуществить заветную мечту любого спортсмена — завоевать золотую Олимпийскую медаль. Не посещала мысль, что увлеклись «не тем» единоборством?

— Посещала не единожды. Сидел и размышлял: а смог бы добиться чего-то в боксе?

Но подобного рода размышления ни к чему не приведут. Они бессмысленны…

Человек должен заниматься тем, что получается лучше всего. Скажу без лишней скромности, что немалого добился в муай-тайе. Как никак, вхожу в топ-10 официального рейтинга.  Помимо этого, я — претендент на чемпионский титул по версии «Глори». Действующим обладателем пояса является голландец Робин ван Росмален. Потрясающий боец, в чем-то даже феноменальный.

— Под силу ли вам одолеть ван Росмалена?

— Если избрал верную тактику и должным образом подготовился, то одолеешь любого противника в своем весе. Не бывает непобедимых бойцов. У каждого есть своя ахиллесова пята.

— Думаю, бессмысленно спрашивать о вашей пяте. Все равно ведь не ответите.

— (смеется) Точно, ни за что не отвечу.

— А есть ли таковая у голландца?

— Это нельзя назвать ахиллесовой пятой в привычном понимании, но Робин пониже меня ростом. Это плюс для меня. Но, прежде чем выйти на титульный бой против него, я должен победить еще одного соперника. Его имя станет известно в конце января—начале февраля.

— Помимо «Глори», наиболее престижной версией в муай-тайе является «К-1»?

— Нет, сегодня второй по популярности версией является «Кунлуй». Как раз в рамках этой версии меня скоро ждет бой против Нуэрла Мурати, китайского бойца казахского происхождения. Встреча состоится в Китае, на острове Санья.

Этот бой станет вторым для нас. Первый также прошел на его территории, в Шанхае, но меня тогда откровенно засудили. А главное, факт нечестного судейства даже не пытались скрыть.

На том турнире я победил четырех местных звезд, а бой с Мурати был пятым. Мне сообщили прямым текстом, что обязаны поддерживать некий баланс, интригу. Мол, неправильно, когда гость выигрывает у всех подряд.

— Учитывая специфическое судейство в Поднебесной, вам придется быть на голову выше Мурати в предстощем противстоянии.

— На голову, если не на две. Только разгром заставит их признать чужестранца победителем. Любой другой сценарий они интерпретируют в пользу Мурати.

— Последний вопрос: на профессиональном ринге вы провели 45 встреч, одержав 41 победу. Потрясающая, мягко говоря, статистика. А какой бой запомнился больше всего?

—  На этот вопрос у меня никогда не было ответа. Может, оттого, что каждая победа сама по себе запоминающаяся?