Почему МВД понадобились дружинники в Баку

a 4318A5F2 8806 586F 8F8C 2D1DD3DA4E8D

Несколько слов официального сообщения вернули меня к далеким дням моей студенческой молодости. Случилось это где-то в середине 60-х. Поздней ночью зимой мне пришлось возвращаться с поселка Монтина – ни автобуса, ни такси – один только колючий снег, подгоняемый порывистым «хазри». А топать мне надо было на проспект Нариманова. И сейчас удивляюсь, как это я решился на это свое беспримерное ночное путешествие. Впрочем, тогда ходить в любой части города было куда безопасней, чем нынче. И все же… 

140948 src

Где-то на спуске к самому городу меня нагнал мотоциклист с «люлькой».

— Далеко собрался? — спросил молодой человек.

Я недоверчиво отстранился.

— Да ты не боись, с дружинником имеешь дело! И он протянул мне какую-то красную корочку. Признаюсь, я был под легким шофе и тем, очевидно, привлек внимание «дружинника на колесах». До того мне приходилось их видеть вечерами на бульваре, на Баилове, группами прогуливающихся в неспокойных местах.

Одни их боялись, другие недолюбливали, третьи завидовали: «Вот бы и нам так. Говорят, им и оружие по ночам выдают!»

Руслан, так звали нового знакомца, подвез меня на проспект Нариманова, к самому подъезду моего дома, мы расстались друзьями. Встреча эта послужила поводом для большой радиопередачи (я тогда работал на Азрадио), для чего мне пришлось полистать историю создания этой общественной организации, которая официально называлась ДНД — Добровольные народные дружины.

День их рождения — 2 марта 1961 года. (Случайность ли то, что десятилетия спустя в новом Баку президентский указ «Об обеспечении участия граждан в охране общественного порядка» или тактический ход – другой вопрос). Как бы там ни было, а азербайджанский опыт в этом деле связки со службами, ответственными за охрану порядка на улицах городов республики, уводит нас во времена, когда эту функцию исполняли тысячи молодых людей.

140949 src

Одни записывались в дружинники, влекомые романтическим представлениями о борьбе с преступниками, других, возможно, манили карьерные перспективы – пара лет необычной службы в ДНД давали преимущество при поступлении в вуз и на работу в органы. А что в том было плохого? Большинство моих знакомых милицейских работников прошли эту жизненную школу, обрели навыки борьбы с общественным злом. Если хотите, речь идет о качественно новом подходе к формированию новой азербайджанской полиции. К слову, в указе вовсе не случайно оговаривается, что лицам, участвующим в деятельности по обеспечению общественного порядка “не менее 2 лет, отдается предпочтение при приеме на работу в органы МВД”. 

Невольный экскурс в недавнюю нашу историю не означает, что нельзя воспользоваться и широким международным опытом. К слову, появились свои дружинники когда-то и в Англии, располагает немалым опытом взаимодействия с полицией общественных организаций и США.

Так что, выбор велик. Возрождаются добровольные отряды помощи милиции и в Москве. Точно так, как когда они появились в далекие 20-е годы среди казачества. Короче, речь идет об острой общественной потребности. Президентская власть среагировала на эту потребность своевременно. Остается только поставить новое дело на широкую легальную основу. В этом деле найдется работа и исполнительной власти на местах. Мне кажется, помимо естественной на начальном этапе государственной поддержки, нужно будет придать этой идее характер идейно-патриотического движения: позаботиться об уставе, четко сформулировать права и обязанности неодружинников.

140950 src

Хорошо бы придумать свое оригинальное название и движению, и его участникам. Иными словами, надо сделать так, чтобы вовлечь в него самую здоровую часть молодежи, вооружить ее ясным и точным представлением нужности обществу. В обществе остро чувствуется потребность в идеологической составляющей государственного устройства. Движение за безопасность и порядок поможет оформить нечто новое в идейном начинании.

Убежден, при таком по настоящему патриотическом подходе к реализации идеи о общественной поддержке полиции появятся и новые герои, а вместе с ними и рассказы, и фильмы о тех, кто не тусуется в ночных клубах, а до глубокой ночи следит за порядком в городе. Как и положено гражданам.

Да, о главном-то я позабыл. Хорошо помню как в начале 90-го руководство республики приступило к формированию Оргкомитета по работе в Нагорном Карабахе. Не могу не сказать о том, как у одного бывалого руководителя сразу заболела печень, другой лег на операцию, третий прямо заявил, что согласится, если президент, Совмин и ЦК партии переберутся все разом в Степанакерт или Шушу.

И все же нашлись добровольцы, которые с первого и до последнего дня работали в фактически осажденном НКАО. По роду службы наезжал и я в Оргкомитет, помогал чем мог. Однажды мне понадобилось проехать по Ханкенди. «Одному опасно, дам тебе лучшего своего помощника», — сказал Виктор Петрович Поляничко — наш человек в НКАО. Через несколько минут «помощник» явился, в штатском, но с военной выправкой. Мы переглянулись с ним, улыбнулись как когда-то ночью на монтинском спуске, и обнялись. Это был Руслан, мой давний знакомец. Бывалый офицер. Согласитесь, что в этой встрече была своя глубокая логика, читатель…