Проиграла Шушан, капитулировала Армения, но Арцрун победил … свой народ

Под вечер 12-го ноября армянские медиа распространили заявление представителя минобороны Армении Арцруна Ованисяна о том, что с 9 ноября он подал в отставку с занимаемой должности. В своем прощальном обращении он назвал себя бойцом информационной войны и попросил оценить его достижения.

Что же, хоть Арцрун Ованисян и пробыл пресс-секретарем Министерства Обороны Армении с 2012-го года до марта 2020-го года, уступив эту должность майору Шушан Степанян, в качестве распространителя армянской пропаганды он стал по большей мере известен с лета с.г. Именно тогда, когда армянскому МО понадобился штатный врун, то для Арцруна учредили специальный пост. Министру Давиду Тонояну хотелось поиграть в войнушки и Шушан Степанян, назначенная пресс-секретарем в угоду жене премьер-министра, совсем не подходила на эту роль, а уволить ее было уже нельзя (по некоторой информации Шушан Степанян достаточно близко знакома с Анной Акопян).

Вот для каких целей и в преддверии каких событий в июле с.г. Арцрун Ованисян был выдвинут на странную должность, то ли представителя армянского единого информационного центра, то ли представителя Министерства Обороны Армении при этом центре. Странную потому, что сам по себе этот центр создавался в марте с.г. при пресс-центре правительства Армении для совсем иных целей – своего рода консолидация кризисных коммуникаций армянского правительства в связи с эпидемией коронавируса. Если Минобороны хотело направить в такой центр своего представителя, то им должна была стать Шушан Степанян. Однако изрядно раздраженный поведением Анны Акопян своенравный Тоноян настоял на своем.

Начиная с июля и до дня освобождения Шуши – 8 ноября — Арцрун Ованисян засучив рукава бился на фронте информационной войны. Период, конечно, короткий, однако в армянской истории, да и карьере Арцруна, довольно-таки критический. Ованисян ушел с поста в марте будучи в звании подполковника и возвращение сулило ему как минимум получение очередного воинского звания полковника. Пришедшая в минобороны лишь год назад Шушан Степанян тоже на что-то рассчитывала, и она тоже мельтешила в окопах армянского единого информационного центра, тявкая как пудель в унисон внешне похожему на свою любимую кабанину Арцруну. Первая карабахская война подарила Шушан возможность жить на чужих землях, в оккупированном армянами Гадруте, однако отняла у нее отца – боевик Шаген Степанян был уничтожен. С тех пор Шушан жила жаждой еще большей мести ненавистным азербайджанцам.

Вот такая боевая информационная команда сформировалась в Армении, когда Давид Тоноян начал осуществлять свои авантюры. Различным аспектам этого периода будет посвящено много научных публикаций армянских ученых. Ведущая роль Ованисяна очевидна и будет исследоваться вдоль и поперек не раз.

В этом процессе непредвзятые специалисты сразу зададут вопрос, а кто была аудитория, на которую Арцрун Ованисян направлял свои копья и стрелы в информационной войне. В своем обращении он утверждает, что его аудиторией была армянская общественность. Даже если бы он это не сказал, это было очевидно, поскольку уже с конца сентября с.г. в Азербайджане Арцруна Ованисяна просто перестали воспринимать всерьез. Зато в Армении ему верили и отчаянно защищали. Помимо всего прочего, армянский единый информационный центр управлял т. н. «фабрикой троллей», которые в социальных сетях закрепляли создаваемый Арцруном фон. А что Арцрун? Как он поступил с верой армянского читателя?

Весь период пока армянская армия терпела одно поражение за другим, Арцрун Ованисян нагло врал своим гражданам. Он вселял в них пустые надежды, что Азербайджан не взял Суговушан, Гадрут, Джабраил, Зангилан… Мы далеки от желания сочувствовать армянам, однако как нация пережившая горечь оккупации своих земель в начале 90-х годов, можем себе представить, насколько высоко на крыльях надежды парили армянские читатели Арцруна Ованисяна. Пусть он сам ответит, насколько же им больно было падать узнавая, что все эти населенные пункты на самом деле освобождены азербайджанскими войсками и твиты Президента Азербайджана говорят чистую правду.

В принципе, далеко ходить не надо, можно было спросить у Шушан Степанян каково ей было когда Азербайджан вернул себе Гадрут, а Арцрун Ованисян еще около недели паразитировал на лжи вокруг этого населенного пункта. Отправившись в очередную командировку на оккупированные территории, он позировал вместе с «подарком Габриэлянова» Семёном Пеговым, прекрасно зная то, что другим было суждено узнать в ноябре из уст Араика Арутюняна – армянские части не то, чтобы тактически отступили, они позорно бежали из Гадрута завидев отряды азербайджанского спецназа. Однако же Арцрун Ованисян словно сыпал соль на рану выросшей сироткой и ставшей к тому же еще и беженкой Степанян. Не любовь к карабахцам давала о себе знать.

В своем последнем обращении Арцрун Ованисян лукаво подстраховался сказав, что распространяемая им дезинформация была в основном получена из сведений, которые он получал от военных. Главное тут фраза «в основном». Видимо военные сообщали ему какие населенные пункты они оставили, а Арцрун Ованисян переиначивал эти сведения, рассказывая своим согражданам о героическом контрнаступлении армянских войск, о мифических сюрпризах, мешках, котлах, кастрюлях и других ухищрениях военной тактики. Увы, постепенно ему пришлось всё чаще использовать тезис о тактическом отступлении. Арцрун откровенно лгал. В этом ли заключается роль коммуникаций со своим народом? Очевидно, что нет.

Сейчас уже возмущенные армяне спрашивают, если как сказал Никол Пашинян бесперспективность войны премьер-министр понял уже давно, то почему он продолжал исправно отправлять в карабахскую мясорубку их сыновей. Резонный вопрос к премьер-министру, однако в этом есть и немалая роль Арцруна Ованисяна и Шушан Степанян. В одном из многочисленных видео из Еревана запечатлен момент, где одна из митингующих со слезами на глазах проклинает подполковника, спрашивая почему он говорил о победах в Карабахе, а в это время там погибал ее сын. Арцрун посещал безопасные участки фронта, позировал, искажал реальную информацию о потерях. Люди в Армении его смотрели и верили в победу, отправляя детей на войну. Однако дипломированный военный специалист Арцрун Ованисян, получавший сведения из генштаба, даже получше премьер-министра страны понимал и видел, что война проиграна. Возможно, он даже делился своим инсайтом с наиболее близкими из своих людей, чтобы те ненароком не повелись на его же пропаганду и не отправили своих чад на верную смерть.

Словно понимая свою вину за уничтожение целого поколения армянской молодежи, в финале своего обращения Арцрун Ованисян обещает посвятит жизнь воспитанию нового поколения. Возможно, он намерен преподавать в одном из военных заведений Армении, количество курсантов которых изрядно поредело во время боев, опять-таки по вине информационной войны, которую подполковник Арцрун Ованисян вел против своего народа и победил. Однако эта победа похоронила и его надежды стать когда-либо полковником.

Именно так, Армения проиграла войну Азербайджану, Шушан Степанян как многим другим оккупантам пришлось вернуть земли их истинным хозяевам, но Арцрун победил. Он победил в информационной войне против собственного народа, который до последнего верил ему, что не пал Гадрут, не пала Шуша.

Minval.az

Похожие статьи