Россия-Азербайджан: Что? Где? Когда?

a AC3C365C DD12 7443 3612 76E67AEC13A8

Некоторые обстоятельства позволяют ожидать в 2016 году активизации переговоров ЕС, Турции, Азербайджана и Туркменистана

В конце прошлого — начале 2016-го года наметились тенденции, которые могут вызвать определенную напряженность в азербайджано-российских отношениях. Москву может раздражать возможный крен во внешней политике Азербайджана в сторону Запада, что вряд ли будет обусловлено только лишь стремлением азербайджанских властей устоять перед вызовами экономического кризиса.

Политика России в отношении Турции и Украины несет определенную угрозу и интересам Азербайджана, поскольку нет гарантий того, что Москва не поступит таким же образом в отношении Баку при проявлении с его стороны шагов, конфликтующих с российскими интересами в регионе. Создание Азербайджаном льготных транзитных условий для грузов из Турции и Украины в Центральную Азию на фоне санкций России, надо полагать, это не только демонстрация Баку верности союзническим отношениям с Анкарой и Киевом.

Азербайджанские власти, видимо, разочарованы тем, что демонстрируемая ими в последние годы политика сближения с Россией никак не была учтена Москвой в контексте урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Реальные действия России в контексте карабахского урегулирования направлены на сохранение статус-кво в конфликте, что позволяет Москве сохранить свое влияние на Баку. Частота реакции Москвы на эскалацию ситуации в зоне карабахского конфликта в январе, надо полагать, является выражением недовольства тем, что в условиях обострения отношений России с Турцией и Украиной Азербайджан оказался на стороне последних. Не случайно, надо полагать, в январе в ряде подконтрольных Кремлю СМИ появились материалы, в которых Нагорный Карабах преподносится как независимое государство, а акции протеста на юге Азербайджана в связи с ростом цен квалифицируется как борьба талышей за независимость. Подобные публикации, видимо, являются напоминанием Баку о наличии в арсенале Кремля множества возможностей для влияния на внутриполитические процессы в Азербайджане.

Определенное негативное влияние на азербайджано-российские отношения могут оказать не совсем прозрачные переговоры «Газпрома» с грузинским правительством. Некоторые закулисные нюансы этих переговоров всплыли наружу после визита в январе в Тбилиси президента ГНКАР. Так, стало известно, что «Газпром» желает расплатиться с Грузией за транзит газ в Армению деньгами, а не газом. В случае отказа «Газпром» угрожает грузинской стороне приостановить транзит газа в Армению через Грузию и осуществить поставки через Иран. Правда, непонятно каким образом «Газпром» будет поставлять газ в Армению через Иран, поскольку у «Газпрома» нет конкретных договоренностей с Ираном по поводу своповых поставок газа. Российскому монополисту придется также договариваться с потенциальными транзитными странами, каковыми могут быть Азербайджан и Туркменистан.

Понятно, что Баку, в свете известных угроз России приостановит транзит газа через Грузию, будет тщательно взвешивать возможные предложения «Газпрома» относительно участия Азербайджана в транзите российского газа в Иран. Если Газпром сможет обеспечить транзит газа в Армению в обход Грузии, то это может вызвать значительный дефицит в газовом балансе Грузии, который Азербайджан в ближайшее время не сможет восполнить в связи с ограниченными техническими возможностями имеющихся трубопроводов. Поэтому, одним из итогов переговоров президента ГНКАР в Тбилиси стала договоренность по решению вопроса расширения возможностей транзитного газопровода в Грузию для увеличения объемов поставок газа. Этим Баку, видимо, попытается нейтрализовать давление «Газпрома» на Тбилиси, который стремиться на данном этапе вернутся на газовый рынок Грузии, а в последующем создать конкуренцию ГНКАР. Подобные интриги Москвы, опирающиеся и на бизнес-интересы и некоторых грузинских олигархов, преследуют цели вбить клин в отношения между Азербайджаном и Грузией.

На азербайджано-российские отношения негативно могут повлиять и ход переговоров по разработке нового правового статуса Каспия. Новый год начался с очередной встречи Специальной рабочей группы (СРГ) по разработке текста Конвенции по новому правовому статусу Каспия 27-29 января в Ашхабаде. В середине года планируется встреча прикаспийских стран на уровне глав МИД, которые планируют согласовать те вопросы нового правового статуса Каспия, которые не удастся решить СРГ, планирующего просвети еще одну встречу в первой декаде 2016 года. Такой плотный график связан с тем, что в 2016 году в Астане должен состояться очередной Каспийский саммит. Все прикаспийские страны дружно заявляют, что на этом саммите хотят окончательно решить вопрос о новом правовом статусе Каспия. Однако это вряд ли удастся, поскольку нет продвижений по устранению разногласий по разграничению юга Каспия между Азербайджаном, Туркменистаном и Ираном, а также по вопросу строительства Транскаспийских трубопроводов, против которого выступают Россия и Иран.

В этой ситуации Россия торопит прикаспийские страны с тем, чтобы на предстоявшем саммите в Астане окончательно утвердить вполне устраивающие Москву договоренности по разграничению акватории Каспия на 25-мильные суверенные зоны, за пределами которого поверхность моря останется в общем пользовании. Однако, судя по всему, Баку стоит на той позиции, что договоренности по акватории Каспия могут быть зафиксированы в том случае, если будут решены все вопросы с разграничением Каспия. В противном случае, Россия, добившись решения всех для нее важных вопросов по определению границ акватории Каспия и режима свободного судоходства на общем пространстве, получит возможность давления на Баку и Ашхабад, манипулируя сохраняющимися разногласиями по разграничению юга моря. Понятно, что Россия воспользуется этим преимуществом, с одной стороны, для реализации идеи создания сил коллективной безопасности, обеспечивающей доминирование России на Каспии, а с другой для более активного торпедирования реализации проекта Транскаспийского газопровода.

Некоторые обстоятельства позволяют ожидать в 2016 году активизации переговоров ЕС, Турции, Азербайджана и Туркменистана по вопросу строительства Транскаспийского газопровода. Эти ожидания связаны с тем, что в декабре 2015 года Туркменистан завершил строительство газопровода Восток-Запад, способного поставлять газ из месторождений на востоке страны на каспийское побережье в объеме 30 млрд. куб.м. в год. Активизация переговоров по Транскаспийскому будет обусловлено и тем, что Турция и Азербайджан планируют реализовать Южный газовый коридор раньше объявленных сроков, что позволит начать поставки газа в Европу не в 2020 году, а раньше. Все эти разговоры и планы раздражают Москву, что может негативно повлиять на российско-азербайджанские отношения. Хотя, очевидно и то, что азербайджанское руководство будет стремиться к тому, чтобы сохранить отношения с Москвой на прежнем уровне, чтобы иметь возможности и дальше проводит политику баланса между Россией и Западом.