Сабир Чопуроглу. Картины, написанные нефтью – ФОТО

Большой интерес вызвало опубликованное буквально на днях  в 1news.az интервью заведующей отделом международных отношений и музейных инноваций Азербайджанского национального музея искусств, докторанта  Института архитектуры и искусства НАНА Амины Меликовой, рассказавшей о том, какое место тема нефти занимает в изобразительном искусстве Азербайджана.

Пообещав  продолжить нашу беседу,  чтобы познакомить  читателей с  творчеством мастеров, работающих в новых техниках и технологиях, осваиваемых   в наши дни, Амина ханым начала  с  подробностей  о том, что особенно  удивило  и заинтересовало, — с рассказа о  пишущем нефтью художнике Сабире Чопуроглу и его творчестве.

— Судя по реакции на публикацию, напрашивается вывод, что упоминание имени этого  мастера  стало своего рода сенсацией, хотя, как  оказалось,  оно широко известно не только профессионалам, но  и вообще  в мире живописного искусства.

— Представьте себе, Сабир Чопуроглу на сегодняшний день — один из самых известных  живописцам азербайджанских художников.  Он родился в 1956 году в одном из высокогорных селений Борчалинского региона — места компактного проживания азербайджанцев в южной части Грузии (ныне  — Дманиси). Его не просто окружали, но и волновали окружавшие ландшафты – островерхие кроны высокогорных лесов и роскошный изумруд равнинных лоскутов, ютившихся  в сени горных шпилей, которые сами по себе вдохновляли на творчество – потребность рисовать и рисовать, учиться всякий раз по-своему и при разном освещении «фотографировать»  в красках и карандашных зарисовках  памятные мгновения. 

 –  В такой  сказочной обстановке достаточно было оставаться самородком,  живущим в мире ощущений и впечатлений…     

— Ну что вы! Сабир не остался дилетантом!  В Баку он окончил Государственную школу изобразительного искусства, а позже окончил Тбилисскую академию художеств, в стенах которой ему довелось общаться с такими крупнейшими мастерами скульптуры, как Зураб Церетели, Мераб Бердзенишвили Зураб Нижарадзе  и другие,  а также  активно участвовать в выставках — в Тбилиси и Баку.    

 – Что говорит о его профессиональной эрудиции…

 — Да уж! С ним интересно говорить буквально обо всем. О философском подтексте изобразительного искусства,  о  его значимости  в творческом кредо мастеров, об  их индивидуальном  почерке, технике и манере, о выборе  натуры и прототипов.     

— И вдруг… нефть!

—  Верю, что не вдруг. Художник так вспоминает свой первый «контакт» с нефтью: кто-то из родственников привез бутылочку, широко применяемого  в лечебных целях нафталана. С тех пор этот терпкий запах манил его, вызывая устойчивые ассоциации с «исторической родиной». Тогда же он попробовал эту целебную жидкость  в качестве  краски, сделав несколько набросков ее на стене.  Понял, что не случайно благоговейно относился  к нефти   как к одному  из ключевых богатств,  неизменной составляющей экономики Азербайджана,  всегда присутствовавшей  в  его творчестве.      

  -Как и в творчестве  азербайджанских  живописцев и  художников, в разные периоды посещавших  нашу страну,  чаще — Абшерон и Баку.

 – Конечно! В отличие от всех других  богатств  Азербайджана, Сабир с особым благоговением относится  к нефти как к некоему таинству, хранящемуся в недрах и обладающему божественной силой. И  во многом  поэтому стала  одной из традиционных в азербайджанском изобразительном искусстве, и в живописи – прежде всего. Художники самого разного темперамента, творческого склада, разных поколений и работавшие в различных жанрах. Д остаточно вспомнить морские пейзажи корифеев азербайджанской живописи Саттара Бахлулзаде, Беюкага Мирзазаде, Кямиля Наджафзаде, Надира Касумова, или такие знаковые для своего времени полотна, как «С вахты» и «Ремонтники» Таира Салахова, а также работы многих и многих художников советского времени и периода независимости.

 — Как и они, Сабир Чопуроглу  пришел  к «нефтяной» тематике – будь то завораживающий своими масштабами процесс добывания «черного золота» из недр земли, или – «новая» красота нефтедобывающих конструкций, ставших неотъемлемым атрибутом земли Абшерона и каспийского ландшафта. А еще  сила и мужество нефтяников, своего рода посредников между «адом» и «раем», или облик людей, чей нелегкий труд способствует, в конечном счете, процветанию человечества. 

 – Ныне  можно долго перечислять произведения литературы, изобразительного искусства, кинематографа, посвященные нефтяникам Каспия. Тема нефти, нефтедобычи поистине является неотъемлемой составляющей  и его  искусства. Даже при том, что  может показаться, что в  настоящее время  эпоха «романтического» отношения к этому уникальному «дару Азербайджана» давно пережита.   

 – Именно показаться! Не случайно сегодня мы являемся свидетелями совершенно нового этапа в развитии нефтяной тематики в азербайджанском искусстве. И безусловным лидером здесь стал художник, выросший и сформировавшийся далеко за пределами Баку и Абшерона. Возможно, поэтому, оказавшись однажды на месте старых промыслов, вдохнув реальный запах «черного золота» и прочувствовав непосредственно, кожей своих рук, густоту и вязкость подсыхающего на палящем солнце «углеводорода» — этой легенды развития человеческой цивилизации,  Сабир Чопуроглу решил попробовать его «на вкус» — в качестве основного пигмента для своих работ.

— Переехав в Баку в конце 1980-х и переживая тогда, как и многие другие, тяжелые времена, неожиданно для себя самого в нефтяных отходах он «открывает» совершенно бесплатную краску, посредством которой мог создавать работы и тем самым – зарабатывать на жизнь.

 — Казалось бы – ничего особенного. Ведь и в основе традиционных масляных красок лежат нефтепродукты.  

— Но с переходом на новую технику мир художника, его творческая манера, его мышление принципиально изменились, и вместо традиционной полихромной живописи, представляющей еще одну, очередную «версию» правдоподобного отражения окружающей действительности, обнаруживает  взволнованные, полные патетики и внутреннего горения страстные монологи художника о своей земле – стране Огней, ее древней культуре, ее истории, о связи человечества с Богом, ниспославшем этот великий дар – горючую вязкую смесь, возможности которой поистине неограниченны…     

 —  Известно, что «пишет» он  свои содержательные, наполненные содержанием и эмоциональные картины исключительно пальцами и ногтями…     

 — Запатентовав этот уникальный метод…

— И пусть никто не подумает, что это сколько-нибудь просто!   

 — Конечно, не все так просто, и сегодняшнему успеху художника предшествовали долгие годы эксперимента, пока он ни выработал верную технологию обработки сырой нефти, так чтобы она стала пригодной в качестве пигмента для наложения на бумагу или холст. Результат превзошел все ожидания. К работам Сабира стали все больше проявлять интерес. И если поначалу именно нефть как экзотический для искусства материал привлекал внимание публики, то со временем, все более осваивая самобытный прием, художник начал создавать произведения, действительно представляющие собой высокую художественную ценность.                                                                 

– И при том на мировом пространстве!    

Большим успехом, в частности, стало участие Сабира Чопуроглу  в 2006 году в I Международном симпозиуме в германском городе Эрвитте-Хорн, в котором принимало участие 32 художника из 16 стран мира. Картина Сабира Чопуроглу «Каспийская симфония», написанная нефтью, была удостоена Диплома 1 степени. Применяемая художником техника настолько заинтересовала посетителей, что ему было предложено написать картину непосредственно в присутствии зрителей. Художник охотно согласился, и на глазах у всех написал несколько работ, что вызвало овации. На следующий год  там же, в Эрвитте-Хорн с успехом прошла его персональная выставка.   

 — О чем же  произведения  художника? 

 — Безусловно, подавляющее число его работ так или иначе связано с нефтяной тематикой. И это – естественно. Однако подход художника к этой теме столь же необычен, как и сама техника исполнения. Процесс нефтедобычи ассоциируется у него исключительно с нефтяными вышками старого образца  1910 — 20-х  годов. При этом нередко  нефтепромысел выглядит у него как в  день апокалипсиса: деревянные остовы вышек  словно рушатся  на глазах, подсобные помещения представлены полуразложившимися морскими тварями, а рассыпающиеся лестницы — обглоданными костями. При этом, вглядываясь в работы Сабира Чопуроглу, понимаешь, что круг его интересов составляют история, фольклор, красота природы, духовные ценности. И в этом контексте панорама старых нефтяных промыслов, устойчиво присутствующая в подавляющем большинстве  его работ, — своего рода знак истории, феномен, предопределивший ход развития страны. И не случайно поэтому другим неотъемлемым мотивом этих композициях является караван, состоящий из верблюдов и наложницы. Пластические единицы, отсылающие к характерным восточным реалиям, безошибочно выстраивают ассоциативный ряд: нефтедобыча – торговля — Шелковый  путь – процветание.  Последнее —  большие, вместительные кувшины – признак достатка и изобилия, так характерный для стран Востока предмет.

Художник любит размеренные композиции. У него  все  «идет своим путем». Как правило, это двух или трехъярусные экспозиции. При этом, у каждого яруса – своя тема. Третья, такая же устойчивая, как и первые две, – тема города.  Ичери Шехер и Девичья башня — его неизменные символы.

Нефтедобыча, караван, город… Таков подлунный мир, таков порядок, устроенный Всевышним… Во всех этих композициях ощущение эпической повествовательности, правильности мироустройства. Так строится эпос, так излагаются дастаны, и очевидно, что для Сабира сам процесс создания очередного листа или холста – это процесс созидания, как ритуал, совершаемый по одним и тем же, однажды установленным правилам. Ведь не случайно, обратившись к нефти как  к посреднику между его творческим сознанием и материальным воплощением идей, художник отказался от каких-либо инструментов (кисть или мастихин) и работает исключительно пальцами. Нефть для него –- что глина в руках Создателя. Воссозданные художником образы – пейзажи, панорамы нефтепромыслов, Деде Горгуд, или шах Исмаил – помимо  их духовной энергии  несут в себе частицу энергии земли…

— Применяемую Сабиром Чопуроглу технику часто называют уникальной..

 – И это справедливо. Хотя  той же справедливости ради следует сказать, что нефтью работали и работают сегодня многие азербайджанские художники. Однако, в целом, обращение к этому материалу носит эпизодический характер.

Сабир Чопуроглу полностью сконцентрировался на технологии работы с нефтью и в 2009 году даже оформил патент на изобретение. Его работы поражают многим: и бесконечными колористическими переходами и  оттенками, в пределах одного тона воссоздающими красочное богатство мира, и виртуозным рисунком, органично переходящим в эпиграфику. Художник работает спонтанно, без предварительных эскизов, и тем более поражает мастерством  рисовальщика,  зная, что  случайно пролившуюся нефть не сотрешь!

В июне 2009 года в рамках проходившей в Баку юбилейной Международной выставки «Нефть и газ Каспия», организованной в связи с 15-летием подписания «Контракта века»,  состоялась  очередная персональная выставка Сабира Чопуроглу, на которой художник показал около 70 работ, привлекших  повышенный интерес публики  н только необычной техникой и художественным результатом, но и особой актуальностью нефтяной стратегии в Азербайджане.       

  – Получилось, что когда-то раскрыв для себя пластические возможности нефти, Сабир Чопуроглу по-новому раскрыл  и себя самого.   

  — Ограниченность в цвете подтолкнула его к глубинному познанию вещей. В развитии язык художника усложняется, его работы все более насыщаются символами и метафорами. Кажется, сама эта вязкая жидкость («краска XXI века», как назвал ее сам художник) – «кровь Земли». Источая энергию, она  провоцирует  творца на масштабные размышления о смысле истории и культуры, о связи человека с окружающим миром и Космосом. Ибо  он – плоть от плоти своей земли. Земли, питающей человечество своей кровью во имя мира и процветания.     

  – Спасибо, Амина, за трогательный рассказ о нашем соотечественнике, чей дар поистине уникален. Вас так интересно слушать!