Ситуация с русским языком в Армении

yer 120

Гюнель Мусаева,

завотделом перевода, печати и информации

Института кавказоведения НАНА

***

Русский язык в Армении является вторым по распространенности после армянского.

Причем основными носителями языка являются этнические армяне – выходцы из России или других республик бывшего СССР — и армяне, получившие русское образование в Армении.

Вопрос русского языка всегда являлся крайне щепетильной темой для армян. Еще в советское время Армения, в отличие от других союзных республик, отказалась сделать русский язык государственным в своем законодательстве. Согласно Конституции Армянской ССР 1978 г., армянский являлся единственным государственным языком, обеспечивалось его употребление в государственных и общественных органах, в учреждениях культуры, просвещения и других. Все государственные дела велись исключительно на армянском языке.

Русский язык в системе образования Армении

После обретения Арменией независимости 17 апреля 1993 года правительством был принят жесткий закон «О языке», который фактически устанавливал полную монополию армянского языка во всех сферах. Это касалось как государственной, так и общественной, учебной части. Закон строго гласил, что в действующих образовательных и учебных системах литературный армянский язык является языком преподавания и воспитания. После чего в Армении были закрыты русские школы, и русский язык преподавался в школах как иностранный предмет. Действовали лишь русские школы и учебные заведения для детей военнослужащих, которые подчинялись Министерству образования и науки Российской Федерации.

Также, по законодательству, в местах компактного проживания национальных меньшинств действуют национальные школы. Единственная государственная русская школа функционирует в селе Фиолетово, где исторически проживает община молокан. Но ввиду непредоставления государством достаточных средств для переоснащения и ремонта школы она финансируется российским посольством и российскими компаниями в Армении. Так, в 2019 году при поддержке российской компании ЗАО ЮКЖД была ограждена территория школы, отремонтированы классы, пополнен набор учебников, закуплены новые парты и техника.

Националистическая политика привела к тому, что русскоязычное население практически покинуло страну. В свое время противники русского образования говорили, что армянин, воспитанный на армянской литературе, и армянин, воспитанный на чтении Пушкина, — это разные армяне, и стране нужны, естественно, первые. Специальная языковая инспекция даже следила за тем, чтобы в русские классы не принимали детей из армянских семей. Любые попытки смягчить закон наталкивались на сопротивление общества, особенно интеллигенции, которая считала повышение статуса русского языка как покушение на независимость Армении.

Хоть русский язык и преподается как иностранный язык, но начиная с 2000-х годов количество часов на его преподавание было сокращено. Следует отметить, что в государственных школах Армении также существуют русские классы. Если в среднем в школах формируется до 6-ти армянских классов, то среди них уделяется один русскому классу. Но не каждая семья в Армении имеет право отдать ребенка в эти классы. Для этого необходимо иметь российское гражданство или быть представителем национальных меньшинств. Также имеют право на обучение граждане Армении, получившее ранее образование на русском языке в России или в других странах СНГ. Данная ситуация нарушает права русскоязычного населения страны и ведет к их дискриминации. Кроме того, в русских классах государственных школ наблюдается недостаток в методических пособиях, учебниках по всем предметам. Многие из них спонсируются российскими центрами или различными фондами, действующими в Армении.

Подобная ситуация наблюдается и в высших учебных заведениях страны. Последние годы в вузах Армении наблюдается тенденция обучения на английском языке. Педагогические вузы перестают вести подготовку кадров на русском языке. И это, в свою очередь, приводит к созданию дефицита учителей-предметников для русских классов в школах.

Первая крупная дискуссия вокруг русского языка в Армении произошла в 2010 году, когда по инициативе правительства были внесены изменения и дополнения в законы «О языке» и «Об общем образовании». Также предусматривалась возможность открытия в Армении 11 иноязычных школ: 2 частных и 9 школ на основе межправительственных соглашений (все они обязаны будут проводить преподавание армяноведческих предметов на армянском языке). И хотя утверждалось, что эти поправки призваны создать возможности русскоязычным школам для функционирования, в итоге открылась Дилижанская международная школа (UWC Dilijan College), где образование ведется на английском языке.

В 2015-м в Ереване был открыт филиал МГУ им. Ломоносова, где обучение ведется на русском языке, и дипломы, соответственно, выдаются Министерством образования и науки Российской Федерации. Программа обучения полностью соответствует методике программе вуза России. Несмотря на большой интерес абитуриентов к поступлению в этот вуз, существуют ряд требований, в числе которых на первом этапе стоит обязательное прохождение письменного экзамена по русскому языку. А ввиду определенных ограничений преподавания русского языка в школах, многие абитуриенты сталкиваются с проблемой поступления в этот вуз.

В целом, сегодня в сфере образования Армении русский язык изучается как иностранный, и согласно закону, принятому в 1993 году, предусматривается жесткое ограничение языковых прав, который лишает граждан возможности получения образования на русском языке, и который, несмотря на недовольства населения, все еще остается в силе. Это является показателем не только нарушения прав человека, но и противоречит объявленным «демократическим ценностям армянского государства».

Влияние политического фактора на распространение русского языка

Армения, которая является моноэтнической страной, и где 98% населения составляют армяне, обучение русскому языку может показаться не столь важным. Но учитывая тот фактор, что Россия является «гарантом» безопасности Армении, российские компании активны в Армении и занимают ведущие позиции во многих сферах экономики, создается необходимость знания русского языка для поступления граждан на работу. Кроме того, сегодня часть армянских граждан непосредственно связана с Россией – кто-то там работает, у кого-то живут родственники, которых они часто навещают, и т.д.

С другой стороны, русский язык играет существенную роль для Армении не только в сохранении культурных связей, но и является важным фактором, способствующим интеграционным процессам на постсоветском пространстве. Известно, что в январе 2015 года Армения присоединилась к Договору о Евразийском экономическом союзе, одной из целей которого является распространение русского языка в странах-участницах. Но даже этот фактор не сыграл особой роли в продвижении обучения русскому языку в Армении.

Так, в ноябре 2016 года, постоянный представитель России при ЮНЕСКО, посол по особым поручениям МИД РФ Э.Митрофанова заявила о том, что русский язык должен получить правовой статус в конституциях стран бывшего СССР. Также она отметила, что в настоящее время на пространстве СНГ он определен в лучшем случае термином «язык межнационального общения», который не имеет четкого и понятного юридического толкования, что, в свою очередь, является проблемой доступности его изучения. По ее мнению, «необходимо прилагать особые усилия по продвижению русского языка за рубежом и ставить вопрос на высоком уровне в отношении придания русскому языку законодательного статуса в странах бывшего СССР».

Хотя ее речь не была конкретно адресована Армении, но она вызвала большой резонанс в стране. Армянские СМИ обвинили Россию в «империалистских» попытках внедрить русский язык как государственный в Армении. Член оппозиционной партии «Наследие» А. Бахшян по поводу речи Э. Митрофановой отметила: «Пусть Митрофанова и все остальные, имеющие пророссийскую ориентацию, намотают себе на ус, что государственным языком Армении не может быть ни один язык, кроме армянского… это попытка подрыва основ нашей государственности и нашего суверенитета».

Армянские власти в лице министра образования и науки Левона Мкртчяна заявили, что государственным языком Республики Армения является армянский, и вопрос о статусе русского языка не обсуждается. Вице-спикер национального собрания РА Э.Шармазанов подчеркнул, что государственным языком Армении является армянский и необходимости в присвоении какому-либо языку статуса второго государственного, будь то русский, греческий или английский, нет.

В сентябре 2017 года министерством Армении был разработан проект о концепции преподавания русского языка. В нем в основном рассматривалось улучшение качества преподавания: пересмотр учебных программ, замена учебников, переподготовка учителей и т.д., а также планировалось увеличить число школ и классов с углубленным изучением русского языка. Но концепция вызвала недовольство среди общественности. Некоторые эксперты раскритиковали концепцию за то, что она рассматривает повышение статуса русского языка, а для этого нет никаких оснований. Но после смены власти в апреле-мае 2018 года разговоры о необходимости принятия концепции окончательно прекратились. Новое правительство рассматривает и укрепляет меры по положению армянского языка.

Русский язык в аудиовизуальных медиа в Армении

Большую роль для распространения русского языка имеет также наличие русских теле- и радиопередач на национальных частотах. В 2000 году правительством Армении был принят закон «О телевидении и радио», который разрешал общественным телерадиокомпаниям предоставлять эфирное время для трансляции специальных программ и передач на языках национальных меньшинств республики. Но при этом существовало жесткое ограничение, которое предусматривало не превышать продолжительность времени таких программ одного часа в неделю по телевидению, а по радио одного часа в день. Но частным каналам разрешалось передавать художественные фильмы или мультфильмы на русском языке. Тем не менее Армения является единственным государством СНГ, где новости на русском языке не транслируются.

Но русские телеканалы – «Первый», «РТР Планета» и «Культура», а еще межгосударственный телеканал стран СНГ «Мир» — до недавнего времени входили в бесплатный социальный пакет. То есть, имея обычную телевизионную антенну на крыше, жители Армении до сих пор имели возможность в общественном мультиплексе принимать эти каналы.

18 июня 2020 года национальное собрание Армении принял пакет законопроектов «Об аудиовизуальных медиа» и поправок в закон «О лицензировании», который предусматривал замену закона «О телевидении и радио». Проект, по сути, определял статус распространителей аудиови-зуальных медиауслуг, аудиовизуальной информации, в нем регламен-тированы порядок лицензирования, разрешения и оповещения, основы прав и обязанностей, а также взаимоотношений, возникающих в ходе деятельности. Этот законопроект вскоре, 16 июля 2020 года, был принят парламентом, а 5 августа подписан президентом, после чего вступил в силу.

Главным отличием этого закона от предыдущего является то, что он предусматривает в основном усиление государственного языка, переход на армянский язык независимо от формы собственности всех телеканалов. Отныне, согласно новому закону, все программы на других языках должны будут дублироваться на армянский или транслироваться с субтитрами.

На самом деле, основной целью нового закона является притеснение русского языка, что соответствует политике нового правительства в Армении. Еще в июне 2018 года, министр образования и науки А. Арутюнян выступил с инициативой за установление крупных штрафов в отношении организаторов разных мероприятий, в том числе научных симпозиумов, если те не обеспечат полный синхронный перевод на армянский язык.

Известно, что российские телеканалы, транслируемые в Армении, имеют достаточно широкую аудиторию. Но, учитывая новые законодательные требования, они стали доступны лишь в кабельном телевидении, что может позволить себе не каждый гражданин Армении.

Один из разработчиков документа, депутат от правящего блока «Мой шаг» Ваагн Тевосян, заявил, что если до 1 января 2021 года между Россией и Арменией не будет подписано специальное соглашение, вещание российских телеканалов в мультиплексе станет невозможным в будущем. «Если до 1 января на основании какого-либо межправительственного соглашения какой-то иностранный телеканал окажется в общественном мультиплексе, то он будет действовать семь лет. Если до 1 января не будет заключено никакого соглашения на эту тему, то в общественном мультиплексе не будет никакого иностранного телеканала»,— объяснил Тевосян.

Еще при первом же чтении закона российская сторона заявила о готовности к соответствующему сотрудничеству с армянскими партнерами. Об этом не раз заявляли и в диппредставительстве России. Но подписание вышеупомянутого соглашения кажется не совсем реальным, так как подготовка и подписание в столь короткий срок межгосударственного соглашения буквально невозможно.

В то же время посольство России в Армении высказало свое мнение по поводу нового закона. «Данный вопрос является внутренним делом Армении как суверенного государства. Вместе с тем, новый закон прямо скажется на судьбе вещания в республике российских телеканалов. Разумеется, мы внимательно следим за процессом его рассмотрения» заявили в посольстве. Также в посольстве выразили надежду, что изложенные соображения дополнят общую картину ведущихся дискуссий, тем более что новый закон определенно окажет существенное влияние на информационную политику, которая является значимой частью общего комплекса отношений между двумя странами и народами. По сути, принятие этого закона является продолжением политики ослабления влияния русского языка в Армении, которая началась еще со дня обретения независимости Арменией.

Известно, что русский язык является не просто иностранным языком для населения Армении. Учитывая этот фактор, российская сторона заявила о готовности решения этого вопроса с учетом особых связей между двумя странами. Но пока армянской стороной не предприняты какие-либо меры для решения вопроса.

Новый закон, в котором особым положением отмечено «языковая безопасность», рассматривает полное притеснение русского языка, так как другими иностранными телеканалами мало кто интересуется в Армении. Сторонники законопроекта считают, что российские каналы озвучивают мнения, не совпадающие с информационной политикой Армении по ряду вопросов, и соответственно, они наносят общественный вред.

С критикой встретили новый закон как в общественности, так и в СМИ. Так, глава ереванского пресс-клуба Борис Навасардян отметил, что принятый закон не ограничит свободу слова, но он сохраняет монополию государства на наземное вещание, а это мешает развитию медиа. «Государство давно монополизировало вещание. И если, скажем, в прежние времена, во времена аналогового вещания, это, в какой-то степени, было оправданным, потому что чисто технологические возможности были ограничены, то после перехода на цифровое вещание сохранять тот же подход означает просто оставаться в прошлом. И это мешает развитию телеиндустрии». Также глава пресс-клуба заявил, что власти предприняли неправильный подход, рассматривая в законе такое резкое прекращение вещания российских каналов. Согласно его мнению, власти могли воспользоваться нарушениями законодательства. Как пример он привел то, что телеканалы должны следовать закону о выборах и избирательному кодексу, который предполагает день тишины накануне голосования, но зарубежные телеканалы не следовали этому требованию. Это могло стать достаточным основанием для санкций и, в конечном итоге, лишения лицензии.

Директор Института Кавказа, политолог Александр Искандарян отметил, что российские телеканалы не очень популярны. «По данным, которые у меня были под рукой два-три года назад, эти каналы смотрели меньше 6% населения. Возможно, в законе есть некоторые элементы непродуманности, но не думаю, что в нем есть антироссийская составляющая».

В целом, нормы нового закона об аудиовизуальных медиа не учитывают интересы многочисленных граждан Армении, которые состав-ляют постоянную аудиторию российских каналов. Ведь Армении, которая является моноэтнической страной, вещание российских телеканалов ничем опасным не грозило. Но, видимо, в новом законе были учтены в основном политические цели. Новое правительство открыто выступает с антироссийских позиций. В последние месяцы также заметны открытые антироссийские высказывания в провластных СМИ и социальных сетях, что вызывает беспокойство российских кругов. И похоже, антироссийская кампания не ограничивается лишь принятием закона об аудиовизуальных медиа и продолжение будет следовать.

***

Русский язык является распространенным языком среди большинства населения Армении. Учитывая то, что на сегодняшний день многие граждане республики в условиях безработицы в стране, а также для получения высшего образования отправляются в Россию, то среди общественности возникает тенденция к изучению русского языка. Кроме того, существует определенный слой населения, который в период СССР получали образование на русском языке, и которые желают отдать своих детей в школы, где обучение ведется на русском языке.

Но несмотря на все эти факты, в Армении, где постоянно гласят о «демократических ценностях», лишают граждан свободы слова и выбора. И эта линия началась со дня обретения независимости. Политические элиты Армении воспринимают русский язык как язык исключительно малочисленного этнического меньшинства.

Россия всегда являлась стратегическим партнером, «кормилицей», гарантом безопасности Армении. Невзирая на это, правительство Армении проводит усиленную политику притеснения русского языка. Армянское общество и руководство республики не заинтересованы в усилении государственной политики по отношению к русскому языку, улучшению качества преподавания и расширения сферы его использования. Наглядным примером антироссийской политики стало подтверждение недавно, 5 августа 2020 года, закона «Об аудиовизуальных медиа», согласно которому из общественного мультиплекса были исключены все российские телеканалы, и все фильмы и пр., транслируемые на частных каналах на русском языке, должны будут быть переведены на армянский.

Политика притеснения русского языка — часть политического курса нового правительства и является доказательством грубого нарушения прав национальных меньшинств, в том числе русских, проживающих в Армении. Данный курс наносит сокрушительный удар армяно-российским отношениям, и, по-видимому, меры, предпринимаемые новым правительством Армении в этом направлении, будут продолжаться.