The Guardian: Великобритания и Россия — враги в Украине, но обе хотят разрушить Европу

«Великобритания и Россия — враги в Украине, но обе хотят разрушить Европу». Статья под таким заголовком вышла в британской газете The Guardian.

Бывшие империи Великобритания и Россия стремятся вернуть утраченную славу за счет подрыва европейских структур, пишет автор статьи – датская журналистка Каролин де Груйтер. По ее мнению, и Лондон, и Москва «допекают» ЕС, чтобы воплотить свои геополитические амбиции.

Она сравнивает намерение британского правительства выйти из Протокола по Северной Ирландии с намерением России ограничить влияние европейских государств в Украине: 

Британское правительство предприняло первые шаги к расторжению соглашения с ЕС по Северной Ирландии — так называемого Североирландского протокола. Европейцы озадачены. Как может правительство, которое не только подписало этот международный документ, но и согласовало его «слово в слово, до последней запятой», как выразился представитель ЕС на переговорах по Брекситу Мишель Барнье, взять и разорвать обязательный к исполнению договор, который вступил в силу лишь в прошлом году?

Но так ли это удивительно? Едва ли. Ведь в своих отношениях с ЕС Великобритания все чаще ведет себя как Россия — ставит всех перед свершившимся фактом в одностороннем порядке.

Разумеется, очевидных различий между тем, что Россия делает на Украине, а Великобритания — в Северной Ирландии, немало. Боевые действия на Украине разразились ради того, чтобы вычистить из страны все европейское влияние, тогда как Великобритания «всего лишь» чинит невоенные препятствия. Но есть поразительное сходство: Москва и Лондон осознанно нарушают международные договоры, которые сами же подписали, и оба допекают ЕС в попытке воплотить свои геополитические амбиции. Да, на Украине Россия и Великобритания — непримиримые соперники. Но их поведение в равной степени обусловлено глубоким и крепнущим разочарованием и осознанием собственной геополитической слабости.

Россия и Великобритания обе находятся на задворках Европы. Обе всегда стояли одной ногой в Европе, а другой — за ее пределами, причем географически, политически и культурно. Порой эти двусмысленности приносят политическую выгоду. Обе они – бывшие империи, которые веками играли важную роль в европейской архитектуре безопасности. При этом бóльшая часть их территории, подданных и интересов находились за пределами Европы. Основная часть российской суши всегда располагалась в Азии, и удержать ее было ничуть не легче, чем Британской империи — свои тропические форпосты. Европа была лишь одной из многих шахматных досок, на которых Москва и Лондон делали геополитические ходы.

Деколонизация и распад Советского Союза изменили расклад. Лондон и Москва ощутили свою слабину, и это сблизило их с Европой. Отчасти чтобы компенсировать утрату колоний, Великобритания в 1973 году даже влилась в Европейское сообщество. Россия членом ЕС так и не стала. Но с распадом СССР в 1991 году велись дискуссии о членстве России в НАТО и сближении Москвы с внутренним рынком ЕС. Россия вошла в Совет Европы (ведущей правозащитной организации из 46 европейских государств) и даже европейскую сеть научно-технического сотрудничества «Эврика». Кроме того, Москва наладила организованное и, казалось бы, тесное партнерство с НАТО.

Однако членство в ряде европейских структур разочаровало как Москву, так и Лондон. На Венском конгрессе 1814-1815 годов Россия и Великобритания решали будущее континента вместе всего с тремя крупными державами: империей Габсбургов, Францией и Пруссией. В послевоенной Европе все было уже иначе. В ЕС и других европейских клубах, основанных на правилах, влияния у крупных держав ничуть не больше, чем у малых стран. Они — лишь прочие среди равных. С 1945 года Европа старается держать большие державы в узде, чтобы защитить малые страны. Все играют по одним и тем же правилам.

Ни в Лондоне, ни в Москве этот подход так и не одобрили: им всегда была больше по нраву силовая политика. Им казалось, что их принижают, утесняют, а порой и откровенно высмеивают. В результате почти сразу же начался медленный процесс отчуждения — прочь от Европы, вперед к призракам и мечтам.

Брексит не был громом среди ясного неба. Как и боевые действия на Украине. Россия и Великобритания готовы создать мир, где уважают лишь силу и все решает размер армии или охват территории. В прошлом году помощник Джонсона в интервью журналу The Atlantic косвенно это подтвердил, заявив, что Великобритания не может вечно поддерживать многостороннюю систему, если та неисправна. По его словам, Великобритания «проводит внешнюю политику ушедшего мира». Поскольку Пекин и Москва явственно продемонстрировали все недостатки порядка, основанного на правилах, «Великобритания больше не может себе позволить сохранять статус-кво и наивно пытаться воскресить «систему, которая не работает».

Сегодня Россия и Великобритания — единственные крупные европейские державы за рамками ЕС. Однако строго европейскими структурами их недовольство не ограничивается. И их гнев не ослабевает. ЕС — экономическая сверхдержава, которая распространяет свои правила, ценности и принципы далеко за пределы своих границ. Для стран без имперских комплексов процветание блока действует как магнит. Когда Украина по собственной инициативе заключила соглашение об ассоциации, Россия не придумала ничего лучше, как попытаться его сорвать.

В отличие от России, у Великобритании давние демократические традиции. Но видя, что Североирландский протокол прекрасно работает для большинства граждан Северной Ирландии, и что ее экономика после Брексита разворачивается в сторону Ирландии и ЕС, британское правительство отреагировало точно так же, как и Россия на сближение Украины с Европой — попыталась его сорвать. Поэтому она достала привычный набор инструментов «бывшей сверхдержавы», чтобы подорвать соглашение — например, помогает контрабандистам, которые рушат единый рынок ЕС.

На воскресной конференции в Берлине Вольфганг Шмидт, глава Федеральной канцелярии и ближайший советник Олафа Шольца, сформулировал, чтó поставлено на карту для ЕС после конфликта на Украине и путинских попыток «повернуть время вспять». По его словам, это вопрос, может ли сила стоять превыше закона.

Наконец, и Россия, и Великобритания всегда стравливали европейские державы, чтобы они сами друг друга ослабляли. Этот рефлекс никуда не делся. Европейский Союз со всеми его недостатками — полная противоположность этих средневековых интриг за власть и потому — основополагающая угроза их устаревшему мировоззрению. Поэтому-то они и пытаются подорвать ЕС — каждая по-своему.