У «омикрона» может возникнуть устойчивость к вакцинам, и тогда все вернется к началу — ИНТЕРВЬЮ ИЗ США

Новый вариант коронавируса SARS-CoV-2, получивший название «омикрон», уже обнаружен почти в 30 странах мира, заражаются даже вакцинированные люди. При этом выявили его совсем недавно в Ботсване, но это не значит, что он не циркулировал и ранее. Внимание ученых и обеспокоенность Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) привлекли десятки мутаций вируса, из которых 32 в спайковом белке, с помощью которого он прикрепляется к клеткам человека. Страны мира вновь закрывают границы, запрещают авиасообщение со странами Африки, но распространению вируса это не очень мешает, что подтверждают данные ВОЗ.

Что из себя представляет новый штамм коронавируса «омикрон»? Об этом Oxu.Az беседует с профессором медицины, специалистом в области вирусологии и иммунологии, президентом Академии профилактической медицины Казахстана, членом Американской ассоциации здравоохранения Алмазом Шарманом, который в настоящее время находится в Нью-Йорке.

— Почему возникла такая паника из-за нового штамма?

— Паника обусловлена тем, что у нового варианта SARS-CoV-2 (правильнее говорить именно о варианте, а не о штамме) может возникнуть устойчивость к вакцинам. И тогда все вернется к началу, надо будет повсеместно вводить локдауны, серьезные ограничительные меры. Но я полагаю, что если даже «омикрон» обходит иммунную защиту, то это происходит на фоне ослабления его контагиозности и вирулентности. Это нормальный процесс эволюции. Так он выживает. Вспомните, что весной этого года вызвал переполох другой южноафриканский вирус, сейчас от него такой угрозы нет.

Но, конечно, десятки мутаций, из которых 32 в шиповидном протеине и благодаря которым «омикрон» прикрепляется к «мишеням», — это беспрецедентно. С другой стороны, такое количество мутаций необязательно должно приводить к переходу в новое качество. Вирус сейчас подвергается сильному селективному давлению из-за вакцинации. Этого следовало ожидать.

— Давайте коснемся, скажем так, технического момента. В чем разница между штаммом и вариантом вируса? Вы уже не в первый раз подчеркиваете, что это разные понятия.

— Я приведу понятный пример. Штамм — это биологический вид. Вот есть сиамские кошки, сибирские кошки — это, условно, варианты, разновидности, породы кошек. А вот собака в сравнении с кошкой — это уже штамм.

Термин штамм, конечно, можно использовать и применительно к коронавирусам. Вот были MERS, SARS — это штаммы, когда вирус изменился принципиально, получив совершенно новые качества. А в нашем случае — варианты внутри одного штамма, в данном случае SARS-CoV-2, который обнаружили в 2019 году.

— Все ведущие мировые производители вакцин от коронавируса уже заявили, что готовы разработать новые препараты, уже непосредственно для защиты от варианта «омикрон». Но если это все тот же штамм, то почему требуется новая вакцина?

— Я уже говорил о мутациях в шиповидном белке. Именно на это направлены все основные вакцины — векторные и мРНК. Когда шиповидный белок меняется, то частично «ускользает» от эффекта вакцинации. Китайские вакцины — исключение, они цельновирионные и работают иначе.

— То есть китайские вакцины лучше?

— Не совсем так. Они сделаны по традиционной технологии, они неплохо работают, но эти вакцины сложно «перепрограммировать». Сейчас задача — борьба с шиповидным белком, который прикрепляется к «мишеням». А мРНК вакцины модернизировать легко, это как перезагрузить компьютер — и новый препарат готов. Появился новые радикальный вариант — и вы можете сразу получить вакцину от него. Будущее за этой технологией, ведь вирус будет продолжать мутировать.

— А ведь есть страны, где даже первой дозой вакцины охвачено очень ограниченное количество населения, следовательно, новые вспышки инфицирования, как и новые варианты коронавируса, неизбежны…

— Я приведу пример: в Нью-Йорке 88% населения вакцинировано. А в таких странах, как Ботсвана, — менее 5%. Там много ВИЧ-инфицированных. Новый вариант появился именно там. Это идеальный огромный биологический реактор. Конечно, нужно максимально поставлять вакцины развивающимся государствам. В Америке сейчас готовят около одного миллиарда доз для этого. Думаю, что и китайские компании присоединятся, да и российские.

Параллельно с этим разрабатываются очень эффективные лекарства от коронавируса. Подчеркну, именно лекарства, а не вакцины, которые помогут, если вирус прорывает иммунную защиту.

— Насколько оправданной мерой можно считать закрытие границ перед угрозой нового варианта коронавируса? Уже известны случаи, например, в Великобритании, когда обнаруживался «омикрон» у людей, которые не выезжали за пределы своих стран, не бывали в Африке.

— Распространение варианта «омикрон» неизбежно. И закрытие границ этому не помешает. В США сейчас прекратили воздушное сообщение с несколькими странами. Но через другие страны он все равно добирается. Есть же хабы, аэропорты, где пересаживаются на другие рейсы. В этом особенность респираторной инфекции, к которой относится коронавирус.

И я повторюсь — пока сложно сказать, насколько опасен новый вариант. Надо подождать пару недель, посмотреть на поведение «омикрона». Но меры принимать надо, ограничивать контакты, соблюдать социальное дистанцирование.

— Когда коронавирус станет не таким уж страшным заболеванием, превратится, условно говоря, в «стандартное» недомогание, как обычный грипп? Или человечество столкнулось с ситуацией, когда вакцинация и ревакцинация становятся неизбежностью?

— Скорее всего вакцинироваться нам придется всегда. Ковид должен стать эндемичной инфекцией, он будет присутствовать постоянно. Но, повторюсь, хорошая новость в том, что вакцины довольно эффективны, хотя и не защищают на 100%. И появляются лекарства, которые могут подавлять инфекцию на ранних стадиях.

Кстати, если бы вы меня спросили еще дней десять назад про коронавирус, то я бы сказал, что «дельта» — последний агрессивный и заразный вариант коронавируса, который перейдет в эндемичную фазу в середине следующего года. А сейчас, после появления «омикрона», у меня нет такой уверенности, надо проанализировать, посмотреть на его поведение, о чем я выше сказал. Может, именно «омикрон», а не «дельта» станет последним опасным вариантом. Надо понимать, что у коронавируса возможности для мутаций все-таки лимитированы. Возможно, вирус делает последние серьезные усилия, чтобы выжить.

Может повториться история с гриппом («испанкой» — ред.) столетней давности. Была пандемия с большим количеством жертв, а потом вирус неожиданно исчез. Но я все-таки склоняюсь к мысли, что COVID-19 будет присутствовать среди нас, нам придется раз в два года вакцинироваться от новых вариантов.