Зангезурский коридор: переубедит ли Эрдоган Путина?

Кремль подтвердил подготовку визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Россию, в ходе которого турецкий лидер обсудит со своим российским коллегой Владимиром Путиным двусторонние отношения и региональные конфликты. Действительно, двусторонняя повестка России и Турции весьма обширна — это и Сирия, и Ливия, и Афганистан, и Украина, и Карабах.

На прошлой неделе Путин неожиданно принял в Кремле президента Сирии Башара Асада, и в ходе встречи заявил ему, что «вы контролируете 90% Сирии, а иностранные военные, прибывшие без одобрения ООН, являются препятствием перед сирийским правительством». Говоря об иностранных военных, российский лидер, как предположили эксперты, подразумевал турецких военнослужащих. Оставим в стороне тот факт, что российские войска в Сирии тоже находятся без «одобрения ООН» — исключительно по «приглашению» Асада, в то время как Турция вводила войска в эту страну в соответствии с 51-й статьей Устава ООН, воспользовавшись своим законным правом на самооборону.

Путин, отметим, принимал Асада на фоне участившихся атак российских ВКС на протурецкие силы в стране, во время которых погибали и турецкие военнослужащие: только на прошлой неделе в результате очередного такого нападения двое турецких военных погибли и трое получили ранения.

Прокремлевские эксперты, комментируя предстоящие переговоры в Сочи, уже выдали перлы в стиле «Путин прижал Эрдогана к стенке, а тот снова едет к нему на поклон». Но так ли это на самом деле? Ответ очевиден. Анкара накануне заявила, что считает выборы в Госдуму РФ в Крыму нелегитимными, а совсем недавно была представлена на высшем уровне в работе «Крымской платформы». Турция укрепляет и расширяет параллельно оборонный союз с Украиной. И после всего этого абсурдно утверждать, будто бы Эрдоган «прижат» к стенке.

По понятным причинам азербайджанская общественность пристально наблюдает за турецко-российской повесткой. Союз этих стран в интересах Баку, а теперь – уже в новых реалиях – напряженность в отношениях Москвы и Анкары могла бы привести к дополнительным проблемам для Азербайджана в Карабахе.

У Азербайджана накопилось множество вопросов к России, и отношения между странами, скажем прямо, испытывают период турбулентности. К сожалению, турецкие миротворцы так и не смогли войти в районы, пока что не контролируемые Баку. Если бы это произошло, мы бы имели сегодня совершенно иную картину, и не отвлекались бы постоянно на провокации российской стороны в Карабахе. Но, так или иначе, не следует забывать, что присутствие турецких военных в Мониторинговом центре в Агдаме играет сдерживающую роль — если бы их там не было, могло бы быть гораздо хуже.

Нетрудно догадаться, что к темам переговоров лидеров добавится также и нормализация турецко-армянских отношений —с учетом того, что именно Россия продолжает определять внешнеполитическую повестку Еревана, полностью находящегося в орбите московского влияния, но в то же время пытающегося в последнее время уйти из нее.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров уже заявил, что в Москве «хотели бы» восстановления отношений между Анкарой и Ереваном. Но ход реализации (точнее, «не реализации») трехстороннего заявления по Карабаху ведет к тому, что искренность намерений России оказывается под вопросом.

На днях турецкий лидер заявил о своей готовности встретиться с армянским премьером Пашиняном, который и выступил инициатором такой встречи, но ждет от него «позитивных шагов» – речь об открытии Зангезурского коридора, представляющего стратегическую важность для Баку и Анкары, поскольку он имеет важное значение для развития торговли и экономики.

Эрдоган заявил открыто, что это «политический вопрос». И нетрудно догадаться, что против открытия этого коридора выступают Россия и ее сателлит. Накануне вице-премьер РФ Алексей Оверчук открыто заявил, что стороны на переговорах трехсторонней рабочей группы в Москве не обсуждают открытие коридора через Армению.

Откровенно говоря, опасения Москвы понятны: коридор является самым коротким путем, соединяющим и Запад, и Турцию с Каспийским морем и тюркским миром. В Москве всерьез обеспокоены усилением турецкого влияния на территориях, которые в Кремле по-прежнему почему-то считают зоной, подвластной командному голосу России. И не менее обеспокоены укреплением союза Анкары и Баку.

Было бы наивно полагать, что в России в скором времени забудут о том, как материальные потери армянской армии в период войны в Карабахе составили порядка 4 млрд. долларов. Это привело к серьезному подрыву авторитета российского ВПК, и напротив, росту внимания стран к турецкому вооружению.

Но напомним: Азербайджан уже предоставил Армении через свою территорию коридор в Карабах шириной в 5 километров. Теперь очередь за Ереваном. Армения должна дать Азербайджану аналогичный коридор через территорию, ведь это не капризы Баку, а пункт трехстороннего соглашения, под которым стоят подписи и Пашиняна, и Путина. И азербайджано-турецкие учения вблизи Лачинского коридора были четким сигналом Армении, и не только Армении.

Президент Эрдоган, несомненно, затронет ситуацию в Карабахе и тему Зангезурского коридора на переговорах с Путиным. Убедит ли Эрдоган Путина? Если да, то ситуация может, наконец, сдвинуться с мертвой точки. Остается надеяться, что серьезную эскалацию, способную произойти в любой момент, лидерам удастся предотвратить посредством дипломатии, как это им удавалось прежде.

Максуд Салимов